Актуальное видео

Все видео

Вы спрашивали

обработано
обращений
всего принято
обращений

Александр Князев

обработано
обращений

Понятийный глоссарий

A

  • Ал алъ-китаб (ар. люди книги)

    — верующие иудеи и христиане, исповедующие Священные Писания, которые признаются Исламом в качестве более раннего Божественного Откровения, хотя и искаженного, в отличие от Корана, людьми.

Д

  • Джахилийя

    «доисламское варварство» — мусульманский термин, употреблявшийся ранее для обозначения доисламского состояния общества, в частности Аравии до начала пророчества Мухаммеда. Сейчас он также употребляется для обозначения любого неисламского общества (особенно современного) и выражает резко отрицательное отношение к нему.

  • Джихад

    Джихад (от араб. ???????? — «усилие») — понятие в Исламе, означающее усердие на пути Аллаха. Обычно джихад ассоциируется с вооружённой борьбой, однако понятие значительно шире.

    Джихадом в исламе является борьба со своими духовными или социальными пороками (например, с ложью, обманом, развращенностью общества и т. д.), устранение социальной несправедливости, постоянное усердие в деле распространения ислама, ведение войны с агрессорами, наказание преступников и правонарушителей. Кроме того, в арабском языке слово «джихад» означает любое усилие или усердие, в частности в работе, учёбе и т. д.

    Согласно Корану, каждый мусульманин должен проявлять усердие в утверждении и защите ислама, расходовать для этого свои материальные средства и все свои силы. В случае опасности необходимо подниматься на вооружённую борьбу против врагов веры. Джихад — это вершина ислама, отдача всех сил и возможностей ради распространения и торжества ислама — одна из главных обязанностей мусульманской общины. В период национально-освободительного движения идеи джихада могут быть применены к борьбе против колониализма.

    Понятие военного джихада стало основным значением для немусульман и получило название «священная война». Однако некоторые мусульманские авторы отвергают такой подход.

    Цели

    Радикальный мусульманский мыслитель, идеолог организации «Братья-мусульмане» Сейд Кутб считал, что джихад — это форма борьбы с врагами ислама.

    Историк ислама Даниэль Пайпс считает, что «целью джихада является не столько распространение исламской веры, сколько расширение сферы влияния суверенной мусульманской власти… Таким образом, джихад по своей натуре беззастенчиво агрессивен, а его конечная цель состоит в том, чтобы добиться господства мусульман над всем миром». Он же указывает, что всегда джихад проявлялся в виде территориальной экспансии.

    Российский политолог И. Хохлов пишет, что тенденции в деятельности исламистских экстремистов следует считать «глобальным джихадом». По его мнению, «если ранее основное внимание уделялось революциям в отдельных странах или регионах с целью изменения правящего режима или государственного строя, то теперь приоритет отдан борьбе с Соединёнными Штатами Америки, Израилем и европейскими странами». Аналогичного мнения о связи радикального исламизма с глобальным джихадом придерживается профессор Дамаскского университета Садик Аль-Азм. Он полагает, что это борьба за реисламизацию мира.

    Как считает исполнительный директор Института международной политики по борьбе с терроризмом доктор Боаз Ганор, радикальные исламисты делят мир на две части «мир войны» и «мир ислама». Их целью является всемирная террористическая война против тех, кто не исповедует их ценности — глобальный джихад.

    Использование термина

    Некоторые исламские богословы, основываясь на хадисах, делят джихад на большой (духовная борьба) и малый (газават — вооружённая борьба). Как уже было отмечено, понятие джихада относится не только к ведению войны, но и в широком смысле означает постоянное действие и усердие во имя торжества идеалов исламской религии. Об этом в частности говорится в Коране: Верующие — это только те, которые уверовали в Аллаха и Его Посланника, а потом не испытывали сомнений и положили своё имущество и свою жизнь на путь Аллаха. Они-то и есть искренние верующие. (Коран, 49:15)

    Также «великий (или большой) джихад», т.е. духовный, ставится гораздо выше «малого джихада», т.е. вооружённой борьбы. В подтверждения этого мусульмане приводят слова пророка Мухаммеда:«Мы вернулись с малого джихада, чтобы приступить к джихаду великому»

    Поэтому в исламской доктрине имеются положения о различных видах джихада, в частности выделяют следующие:

    Джихад на поле боя («джихад руки»). Ведение боевых действий для охраны жизни и имущества людей, защиты государства от агрессии является обязательным (фард) в исламе. Мусульмане, участвующие в войнах, называются муджахидами. Погибшие в войнах мусульмане называются шахидами. Они занимают одно из наивысших мест у Аллаха и будут введены в рай. А живые участники войн называются газиями (Гази).

    Джихад против своих пороков (нафс, «джихад сердца»). Индивидуальная борьба каждого мусульманина против своих пороков является самой сложной формой джихада, так как не поборов свои греховные страсти и духовные пороки человек не может вести борьбу за торжество идеалов религии. Это определение ввёл Аль-Газали.

    Военный джихад (газават). («джихад меча»). Необходимость этого возникает в том случае, если в какой-либо стране мусульманам запрещают исповедовать свою религию в полном объёме, если мусульман притесняют и т. д. Также если мусульмане, обратившиеся с исламским призывом к представителям других религий в странах их проживания, встретили препятствие со стороны властей этих государств. Другими словами, если мусульманам фактически запрещено доводить до людей слово Господа и вести проповедь ислама.

    Джихад языка. Повеление одобряемого и запрещение порицаемого.

    Джихад своими познаниями. Изучение различных наук, эрудиция, ученость ведет к совершенствованию человеческой личности и противопоставляется невежеству. Джихад посредством распространения истинных знаний об исламе.

    Джихад материальными средствами. Этот вид джихада необходим в связи с тем, что многие проблемы в этом мире можно решить при помощи денег, имущества…

    Этические ограничения

    В исламском праве, основанном на Коране и практике пророка Мухаммада, изложен ряд законов, которые должны соблюдаться во время военного джихада. В частности, этот закон запрещает убийство некомбатантов: стариков, женщин, детей, священнослужителей и других мирных людей, не принимающих участия в сражениях.

    История Джихада

    Афганистан

    Со времен Первой англо-афганской войны (1838-42), как и в последующих войнах против Британии и Советского Союза, а позже против войск НАТО, афганское сопротивление приняло традиционную мусульманскую форму Джихада — войны против оккупации.

    Россия и СССР

    В 1784 году шейх Мансур, чеченский воин, во главе отряда мусульман, объявил газават (войну) России. В 1791 году был взят в плен и умер в заточении. В 1829 годуГази-Мухаммад начал призыв к изгнанию русских из региона. В 1834 году он погиб в битве, и Имам Шамиль занял его место в качестве лидера кавказского сопротивления. Шамилю удалось закончить начатое шейхом Мансуром — объединить северокавказских горцев в борьбе против Российской империи. Он был лидером сопротивления в Кавказской войне в Дагестане и Чечне (1834—1859).

    Во время Великой Отечественной войны Духовное управление мусульман европейской части СССР и Сибири (ДУМ ЕС) объявило священную войну — джихад — нацистской Германии. Тогдашний муфтий ДУМ ЕС Габдрахман Расулев призвал мусульман встать на защиту Родины. «Нет ни одного правоверного, чей сын, брат или отец не дрались бы сегодня с немцами, отстаивая с оружием в руках нашу общую Родину. Так же, как и нет, наверное, ни одного, кто бы в тылу не помогал делу победы своим трудом на фабриках и заводах. Ибо мы, мусульмане, хорошо помним слова пророка Мухаммада: „Любовь к Родине – это часть твоей веры“», — сказал муфтий на съезде мусульманского духовенства в Уфе в 1942 году

З

  • Зимми́

    собирательное название немусульманского населения (в основном тех, кто исповедовал христианство, иудаизм, зороастризм и проч., т.е. немусульманин из «народов книги») на территории государств, созданных или завоёванных мусульманами («дар аль-ислам») и живущих по законам шариата (кроме законов о личном статусе).

    Статус

    Пользуясь защитой жизни и имущества, зимми обязаны были признать безраздельное господство ислама во всех сферах жизни общества и подлежали уплате дани (джизья), но освобождались от уплаты закята, предназначенного для мусульман.

    Зимми не имели права владеть оружием, занимать государственные посты, служить в армии, свидетельствовать на суде, ездить на лошади, жениться на мусульманке. Могли применяться самые разные формы дискриминации, подчёркивающие «второсортное» положение христиан и иудеев. Например, запреты жить в домах более одного этажа, владеть землёй и собственностью вне гетто, покидать район проживания ночью, обязанность носить одежду определённого вида, и т. д.

    Часть этих ограничений (например джизья, запрет жениться на мусульманках) существовали повсеместно и постоянно со времён раннего ислама во всех странах, законы которых были основаны на шариате. Другие (в частности, запрет на владение оружием или иметь дома выше одного этажа, обязанность носить одежду определённого вида) вводились и отменялись разными исламскими правителями в разное время и в разных странах.

    В отличие от Арабского халифата, обширные территории которого (Аравия, Северная Африка) были изначально заселены семито-хамитскими народами, родственными арабам, а потому в основной своей массе принявшими ислам в первые же столетия арабской власти (за исключением небольшой группы), Османская империя имела гораздо более пёстрый религиозно-этнический состав населения.

    Оговорки

    Термин зимми (исключительно немусульманские резиденты преимущественно исламских государств) следует отличать от понятия райя — низших классов общества (которые, хотя и состояли в основном из немусульман, включали в себя и низшие сословия мусульман).

    Литература:

    Бат Йеор. «Зимми»: христиане и евреи под властью ислама

    Жак Эллю. «Зимми»

И

  • Исламистский терроризм

    Исламистский терроризм — тактика насильственных расправ с оппонентами, находящая себе идеологическое обоснование и оправдание в трактовках мусульманского вероучения как направленная на защиту исламского мира против влияния или агрессии немусульманских стран и идеологий, в особенности западного мира.

    В настоящее время — наиболее распространённая по числу проявлений форма терроризма. Обычно используется радикальными, экстремистскими исламскими организациями, членов таких организаций и называют исламистами или боевиками-исламистами. Нередко сочетается с этнонационалистическим терроризмом.

    Для оправдания этой тактики обычно используются расплывчатые ссылки на предписанную правоверным обязанность вести джихад, хотя многими мусульманскими богословами и религиоведами ставится под сомнение трактовка этой обязанности как надобности в физических расправах.

    Терминология

    Часто употребляемый термин исламский терроризм считается неполиткорректным, так как подразумевает связь терроризма и всего ислама в целом, что большинством мусульман воспринимается отрицательно.

    По мнению некоторых политиков, термин исламский терроризм не является научным, так, например, Александр Торшин — заместитель председателя Совета Федерации России, считает, что исламского терроризма не существует.

    Также ряд исламских философов и богословов высказываются о невозможности существования «исламистского терроризма», так это противоречит самому исламу, а следовательно сам термин является ложным и неправильным. Известный турецкий писатель Аднан Октар (Харун Яхья) написал книгу «Ислам проклинает терроризм».

    История

    Ряд политологов полагает, что исламский терроризм зародился на Ближнем и Среднем Востоке после окончания Первой мировой войны.

    Доктор философских наук Игорь Добаев и кандидат социологических наук Вера Немчина в книге «Новый терроризм в мире и на Юге России: сущность, эволюция, опыт противодействия» считают важнейшими предпосылками возникновения исламского терроризма:

    Причина возникновения — стремление спасти традиционное мусульманское общественное устройство от быстрого распада при близком социокультурном контакте с ценностями западной цивилизации.

    Особенности

    Исламистский терроризм является одним из вариантов религиозного терроризма. Его характерной чертой является оправдание убийства мирных жителей, включая женщин и детей, поскольку они рассматриваются как составная часть вражеской системы — финансируют армию налогами и «своим молчанием и одобрением», являются потенциальными солдатами.

    Профессор Дамасского университета Садик Аль-Азм полагает, что исламизм вводится в практику через «возрождение понятия исламского джихада (священной войны) в его самых сильных формах», а терроризм является неотъемлемой чертой исламизма — как способ наносить врагу максимальный урон без учёта любых долговременных последствий даже для самого ислама.

    Французский политолог Тьерри Вольтон отмечает, что исламистский терроризм не представляет собой единой структуры с общим управлением. Отдельные группы существуют автономно и не связаны друг с другом. Он считает, что сокращению террористической угрозы может способствовать демократизация арабо-мусульманского региона. Аналогично Вольтону, доктор политических наук Екатерина Степанова разделяет локально-региональные исламистские группировки и транснациональные террористические сети. Идеологическая близость и даже прямые контакты не делают из местных группировок филиал глобального джихада, их цели существенно отличаются. Каждый их этих двух уровней терроризма сохраняет значительную степень автономии и собственную динамику и логику развития.

    Современный исламистский терроризм

    Центральное разведывательное управление США полагает, что абсолютное большинство террористических организаций в мире имеют отношение к исламизму. Так, по данным ЦРУ в 2004 году из 80 международных террористических организаций 72 представляли воинствующий ислам. В том году они совершили 651 теракт, в которых погибло 1907 человек.

    В Европе лишь мизерная часть терактов совершается исламистами (в 2010 году — 3 теракта из 249), а большая часть — различными радикальными группировками левого толка и сепаратистами.

  • Исламофашизм

    Исламофашизм категорическое отрицание ряда ценностей Запада и склонность исламистов к радикальным методам борьбы против того, чтоУсама бин Ладен и другие исламисты называют «вторжением неверных» и «оккупацией мусульманских земель» дали основание ряду учёных, публицистов и политиков ввести в оборот термин «исламофашизм», которое впервые использовал французский марксистский историк ислама Максим Роденсон, обозначивший им режим революционной исламской диктатуры в Иране после событий 1979 годаНекоторые источники утверждают, что автором термина была итальянская писательница Ориана Фаллачи.

    Философ Френсис Фукуяма в 2002 году утверждал, что сегодняшний «конфликт цивилизаций» — это не просто борьба с терроризмом и не борьба с исламом как религией или цивилизацией, а скорее «борьба с исламофашизмом», то есть с радикально нетерпимой и антисовременной (по мнению Фукуямы) доктриной, отрицающей ценности западной цивилизации, которая недавно получила распространение во многих частях исламского мира.

    Однако некоторые учёные и политики критикуют употребление данного термина. В частности, Евгений Примаков считает, что есть исламский <экстремизм, но не исламофашизм, поскольку по его мнению фашизм строится на национализме.Некоторые критики утверждают, что термин используется для пропаганды.Например, писатель Джозеф Собран пишет, что нельзя называть Аль-Каиду фашистской, если только не использовать слово «фашистский» как синоним слова «отвратительный».

  • Исламистский терроризм

    Исламистский терроризм — тактика насильственных расправ с оппонентами, находящая себе идеологическое обоснование и оправдание в трактовках мусульманского вероучения как направленная на защиту исламского мира против влияния или агрессии немусульманских стран и идеологий, в особенности западного мира.

    В настоящее время — наиболее распространённая по числу проявлений форма терроризма. Обычно используется радикальными, экстремистскими исламскими организациями, членов таких организаций и называют исламистами или боевиками-исламистами. Нередко сочетается с этнонационалистическим терроризмом.

    Для оправдания этой тактики обычно используются расплывчатые ссылки на предписанную правоверным обязанность вести джихад, хотя многими мусульманскими богословами и религиоведами ставится под сомнение трактовка этой обязанности как надобности в физических расправах.

    Терминология

    Часто употребляемый термин исламский терроризм считается неполиткорректным, так как подразумевает связь терроризма и всего ислама в целом, что большинством мусульман воспринимается отрицательно.

    По мнению некоторых политиков, термин исламский терроризм не является научным, так, например, Александр Торшин — заместитель председателя Совета Федерации России, считает, что исламского терроризма не существует.

    Также ряд исламских философов и богословов высказываются о невозможности существования «исламистского терроризма», так это противоречит самому исламу, а следовательно сам термин является ложным и неправильным. Известный турецкий писатель Аднан Октар (Харун Яхья) написал книгу «Ислам проклинает терроризм».

    История

    Ряд политологов полагает, что исламский терроризм зародился на Ближнем и Среднем Востоке после окончания Первой мировой войны.

    Доктор философских наук Игорь Добаев и кандидат социологических наук Вера Немчина в книге «Новый терроризм в мире и на Юге России: сущность, эволюция, опыт противодействия» считают важнейшими предпосылками возникновения исламского терроризма:

    Причина возникновения — стремление спасти традиционное мусульманское общественное устройство от быстрого распада при близком социокультурном контакте с ценностями западной цивилизации.

    Особенности

    Исламистский терроризм является одним из вариантов религиозного терроризма. Его характерной чертой является оправдание убийства мирных жителей, включая женщин и детей, поскольку они рассматриваются как составная часть вражеской системы — финансируют армию налогами и «своим молчанием и одобрением», являются потенциальными солдатами.

    Профессор Дамасского университета Садик Аль-Азм полагает, что исламизм вводится в практику через «возрождение понятия исламского джихада (священной войны) в его самых сильных формах», а терроризм является неотъемлемой чертой исламизма — как способ наносить врагу максимальный урон без учёта любых долговременных последствий даже для самого ислама.

    Французский политолог Тьерри Вольтон отмечает, что исламистский терроризм не представляет собой единой структуры с общим управлением. Отдельные группы существуют автономно и не связаны друг с другом. Он считает, что сокращению террористической угрозы может способствовать демократизация арабо-мусульманского региона. Аналогично Вольтону, доктор политических наук Екатерина Степанова разделяет локально-региональные исламистские группировки и транснациональные террористические сети. Идеологическая близость и даже прямые контакты не делают из местных группировок филиал глобального джихада, их цели существенно отличаются. Каждый их этих двух уровней терроризма сохраняет значительную степень автономии и собственную динамику и логику развития.

    Современный исламистский терроризм

    Центральное разведывательное управление США полагает, что абсолютное большинство террористических организаций в мире имеют отношение к исламизму. Так, по данным ЦРУ в 2004 году из 80 международных террористических организаций 72 представляли воинствующий ислам. В том году они совершили 651 теракт, в которых погибло 1907 человек.

    В Европе лишь мизерная часть терактов совершается исламистами (в 2010 году — 3 теракта из 249), а большая часть — различными радикальными группировками левого толка и сепаратистами.

  • Иcсламизм против Ислама

    Интервью профессора Мутти информационно-аналитическому порталу Eurasia. Rivista di studi geopolitici (Италия, Милан.) о проблеме политизации Ислама на современном этапе.

    — Профессор Мутти, мы хотели бы поговорить с Вами о феномене политического Ислама и активности, связанной с ним. Для начала, могли бы Вы дать определение ему и охарактеризовать принципы его действия?

    — Термин “политический Ислам” был введен в оборот французским ориенталистомОливером Рой в книге “Провал политического ислама” (L’Echec de l’Islam politique. Le Seuil, Paris 1992). Оливер Рой дает имя “политический Ислам” тому же, что другой французский ориенталист Жиль Кепель называет “Исламизмом” (Le Prophete et Pharaon. Aux sources des mouvients islamistes, Le Seuil, Paris 1984; Jihad : expansion et dйclin de l’islamisme, Gallimard, Paris 2000) и “радикальнымИсламом” (The roots of radical Islam, Saqi, London 2005). “Политический Ислам”, “Исламизм”, “радикальный Ислам” это просто “исламский фундаментализм” и “исламский интегрализм” – термины, связанные с модернистскими тенденциями, начатые “исламскими реформаторами” и осужденные в качетсве отклонения представителями традиционного Ислама. Тем не менее, западный политический язык часто широко и неправильно использует эти термины, принимая Исламизм за Ислам и делая выводы, соответствующие схеме “столкновения цивилизаций”.

    — Как это проявляется в ЕС и на Ближнем Востоке? В чем разница внутри этого движения?

    Так называемый «политический ислам» является результатом ваххабитской и салафистской теорий. Ваххабизм берет свое название от Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, который жил на Аравийском полуострове в 18 столетии и по словам Анри Корбена являлся «отцом салафитского движения на протяжении веков”. Идеологическим наследником салафизма был Джамал ад-Дин аль-Афгани, который в 1883 году основал общество Салафийя и в 1878 году вступил в свободную масонскую ложу в Каире. Его ученик и преемник Мухаммад Абдо, а также “свободный каменщик”, стал египетским муфтием в 1899 году с одобрения британских властей. Основным наследником этих школ мысли является движение Братья-мусульмане, основанные в Египте Хасаном аль-Банна в 1928 году. В настоящее время Братья-мусульмане являются полиморфным движением, представляющим прагматичный, реалистичный и политический вариант целой плеяды, связанной с ваххабитско-салафистской идеологией. Таким образом, прилагательное «салафистский” обычно присваивается максималистским движениям и экстремистским группам, менее склонным к тактическим компромиссам или занимающихся военизированной и террористической деятельностью.

    — Как может быть связан Исламизм как радикальное движение, практикующее насилием с исламом, государством и современными политическими акторами?

    — Нужно помнить, что английский агент Джон Филби был главным советником короля Ибн Сауда, узурпатора опеки над Святыми Местами, который сделал из ваххабитской ереси официальную идеологию Саудовской Аравии. Ваххабитское королевство, исторический союзник англо-американских империалистов, щедро финансирует и поддерживает исламистские группировки. Теперь эти группы нашли другого ваххабитского кассира – катарского эмира. Аль-Тани дал пристанище Аль-Джазире и основал региональную штаб-квартиру США в надежде взять на себя роль лидера в арабском мире, став при этом основным конкурентом Саудовской Аравии в проамериканской коалиции. Таким образом, кто платит музыкантам, выбирает и музыку, которая, в конце концов является американской музыкой.

    — Возможно ли, что может быть организован альянс между крайними исламистскими группами и государствами? Я имею в виду не только пример Саудовской Аравии, но и участие Госдепартамента США в тайных операциях и модерирование Ислама.

    Сэмюэль Хантингтон пишет, что истинная проблема для Соединенных Штатов это не исламский фундаментализм, а Ислам сам по себе. Тогда, если ислам является стратегическим врагом США, исламский фундаментализм может быть тактическим союзником. Эта теория была применена в Афганистане, на Балканах, в Чечне, Ливии и Сирии. Что касается государственного департамента США, то вы можете прочитать в резюме Абд аль Вахид Паллавичини (A Sufi Master’s Message. Milan 2011, p. 11), что Госдепартамент организовывает курсы для мусульманских лидеров в Институт миграционной политики в Вашингтоне. Цель этих курсов заключается в создании мусульманских лидеров, сделанных в США.

    — Социальные волнения и мусульманские движения на Ближнем Востоке и в Северной Африке – как Вы их проанализируете? Самир Амин считает, что это старая “длинная рука” капитализма, который сейчас работает в новых условиях базарных сетей для борьбы с левыми идеями справедливости и т.д.

    — В мусульманском мире идеи справедливости не являются левыми, они коранические. Поскольку ислам несовместим с капитализмом, либералам нужен “реформированный” ислам, который кто-то назвал “арабской версией кальвинистской этики”. Исполнителями данного проекта являются ваххабитские движения и все те, кто хочет “демократических реформ” в мусульманском мире. Спонсоры этой манипуляции ислама – нефтемонархии и нефтеэмираты Персидского залива, они создают банк развития Ближнего Востока, который будет кредитовать арабские страны для поддержки их перехода к демократии и укрепления их долговой зависимости. Между тем, в Египте братья-мусульмане попросили у Международного валютного фонда кредит в размере 3,2 миллиарда долларов.

    — Кстати, о традиционном исламе – от суфийских орденов и шиитов, связанных с Ираном, Ираком, Ливаном и т.д. Это противоядие от нового постмодернистского Ислама или же очередная целевая группа для новосозданных сект и Запада?

    — На арабском полуострове и в Турции ваххабиты и кемалисты запретили суфийские ордена, в иллюзии, что они могут таким образом искоренить Суфизм. В Ливии, Тунисе и Мали салафиты и другие исламисты уничтожили традиционные места поклонения и исламских библиотек, так же, как это произошло в Мекке и в Медине под ваххабитской оккупацией. Шиитские общины подвергаются преследованиям ваххабитского режима, например, в Бахрейне. Гетеродоксальные группы и правительства атакуют традиционный ислам во всех его формах – как суннитов, так и шиитов, рассматривая их как серьезные препятствия для своей подрывной деятельности.

    — А как насчет Израиля? Национальная разведка США прогнозирует, что Израиль в ближайшие 30 лет перестанет существовать. Существует ли для него реальная угроза из-за роста Ислама или США будут перестраивать отношения с этим государством в качестве критической точки в важном регионе?

    — Новая и амбициозная американская стратегия, которую Обама представил в своем выступлении в Каире, направлена на установление гегемонии США в арабском мире и на Ближнем Востоке с арабского согласия. Ради этого необходимо смешать региональные держав в большой фронт против Ирана, который считается главным врагом в этой зоне, поэтому арабские государства должны сотрудничать с сионистским режимом. Следовательно, они должны заявить о своей поддержке сионистского режима, который в обмен на это должен позволить создать незначительное палестинское образование.

    — Но кроме всего этого мы видим хороший пример сосуществования государства и религии, таких как Индонезия с идеей движения умеренных. Как Вы думаете, это (идеи фундаментализма с насилием как внешней силы) зависит от региона, этноса, толкования Корана и фетв или социального процветания?

    — Согласно исламской доктрине политика является частью религии; государство основано на религии и имеет религиозное назначение, так что, как Имам Хомейнисказал: “управлять средствами для осуществления коранических законов”. Что касается мусульманских общин, проживающих в немусульманских государствах, обязанность мусульманских ученых состоит в том, чтобы найти те решения, которые соответствуют исламским законам, что может способствовать сосуществованию с немусульманами. В Европе, где присутствие большого количества мусульман является недавним осуществившимся фактом, эта работа находится только в самом начале.

    — В заключение, каков Ваш прогноз на ближайшее будущее – как будет функционировать движение политического Ислама с его сторон аспектами, особенно в ЕС?

    — Антиисламский феномен под названием исламизм зависит в значительной степени от ваххабитского режима в союзе с Соединенными Штатами. Поэтому можно ожидать, что «политический ислам» будет использоваться в соответствии с требованиями стратегии США, например, в Алжире, который, очень вероятно, является следующей целью французского субимпериализма, зависимого от США. Что касается Европейского Союза, опыт учит нас, что спецслужбы США и Израиля являются экспертами в области манипуляции экстремистскими группами, поэтому не исключено, что салафистские группы могут быть приведены в действие для того, чтобы шантажировать европейские правительства.

  • Исламизм

    Исламизм — религиозно-политическая идеология и практическая деятельность,направленные на создание условий, при которых любые противоречия внутри общества и государства, где есть мусульманское население, а также межгосударственные отношения с их участием будут решаться на основе норм шариата[1].

    Источники и свойства исламизма

    Профессор Дамаскского университета Садик Аль-Азм считает, что исламизм «представляет собой защитную реакцию против долговременной эрозии главенствующей роли ислама в общественной, институциональной, экономической, социальной и культурной жизни мусульманских обществ в 20-ом столетии». По его мнению, исламизм вводится в практику через «возрождение понятия исламского джихада (священной войны) в его самых сильных формах».[2]

    Аль-Азм перечисляет следующие неотъемлемые свойства исламизма:

    • фундаментализм — как возвращение к основам ислама
    • салафизм — возрождение активной веры и обрядов
    • интегрализм — объединение всех сфер жизни общества и государства под законами шариата
    • теократизм — восстановление Аллаха как верховной власти
    • теономизм — буквально «главенство законов Господа», прямое, буквальное и всестороннее применение норм шариата
    • терроризм — как способ наносить врагу максимальный урон без учёта любых долговременных последствий

    Даниэль Пайпс — известный американский историк, публицист, писатель и политический комментатор, специалист по исламу и ближневосточному конфликту считает, что[3]:

    Исламизм — третья тоталитарная идеология (после фашизма и коммунизма) — предлагает нелепый средневековый подход к проблемам современной жизни. Ретроградный и агрессивный, он притесняет немусульман, угнетает женщин и оправдывает распространение власти ислама с помощью силы.

    Ряд исследователей полагают, что исламизм это реакция клерикальных кругов на научное и материальное отставание исламского мира в XX столетии, на модернизационные процессы современного мира и т. п.[4][5]

    Практика исламизма

    По мнению Владимира Мейстера, крайняя антизападная направленность фундаменталистов приводит к отрицанию ими: равенства полов, свободы совести, всеобщей грамотности и т. п., а также порождает реакционно-утопические стремления возродить мусульманское Средневековье.[6] Аналогичного мнения придерживается французский политолог Тьерри Вольтон. Он считает исламизм формой вырождения и деградации традиционного ислама[7].

    В зонах расселения мусульман в разных странах мира исламизм распространяется через формирование альтернативной идентичности, то есть мусульмане начинают считать себя не гражданами того или иного государства, а лишь членами уммы(всемирного сообщества мусульман), которая на деле подменяется конкретной исламистской организацией.

    Исламисты пытаются установить контроль над сепаратистскими, ирредентистскими и протестными движениями. Так, сепаратистское движение в Чечне на первых этапах не было исламистским, но затем его стали контролировать исламисты.

    Исламисты стремятся к реисламизации и к вовлечению в борьбу за достижение целей исламистов так называемых «этнических мусульман», то есть людей, чьи предки были мусульманами, но сами они верующими мусульманами не являются. Это, например, значительная часть секуляризованных татар, башкир, представителей кавказских народов в России, второе и третье поколение иммигрантов из исламских стран, живущих в странах Западной Европы, Америки, Австралии. Также используется прозелитизм среди тех, кто не является даже «этническими мусульманами» — известно немало случаев участия в насильственной деятельности исламистских организаций русских, европейцев, американцев из немусульманских семей, которые перешли в ислам.

    Идеология исламистов предполагает допустимость и даже обязательность джихада против всех неверных — как немусульман, так и, что крайне важно, тех мусульман, которые не являются и не желают быть исламистами. Такие мусульмане объявляются вероотступниками в результате такфира, признания их неверными. Исламисты, используя специфически толкуемые положения шариата, допускают и рекомендуют совершение террористических актов, в том числе «слепых» (направленных против случайного набора людей в местах их концентрации), использование террористов-смертников.[1].

    Аналитики и учёные полагают, что террористические акты 11 сентября 2001 года в США стал результатом деятельности международной сети исламистов Аль-Каида.[8] Ей же приписывается целый ряд терактов, начиная с 1992 года.

    Примером, когда практическая деятельность исламистов[8] привлекла критическое внимание мировых СМИ и правозащитных организаций, стал случай 11 марта 2002 года, когда в Саудовской Аравии, при ожаре в школе для девочек, сотрудники религиозной полиции не выпускали учениц из горящего здания, потому что они не были должным образом одеты, и не допускали в здание спасателей, чтобы предотвратить телесный контакт между мужчинами и женщинами. В результате противодействия сотрудников религиозной полиции спасателям, 14 учениц погибли.[9][10]

    В Иране летом 2011 года за переход из ислама в христианство и распространение христианства среди мусульман был приговорён к смерти 35-летний Юсуф Надархани. Предыдущий такой приговор был приведён в исполнение в Иране в декабре 1990 года[11].

    Примечания:

    1. ^ Игнатенко А. А. От Филиппин до Косово // Независимая газета, 12.10.2000

    2.^ Садик Дж. Аль-Азм Что такое Исламизм?

    3.^ Даниэль Пайпс Без друзей на Ближнем Востоке // National Review Online, 8 ноября 2011г

    4.^ Сюкияйнен Л. Р. Полит.ру, 19.09.2006

    5.^ Исламизм как реакция на модернизационные процессы. Голос России. Проверено 21 сентября 2013.

    6.^ Мейстер Владимир Идеология и проблема «Восток — Запад» // Скепсис

    7.^ Коваленко Юрий Французский политолог Тьерри Вольтон: «Исламизм — это вырождение ислама, его деградация» // Известия, 24.01.2006

    8. ^ Исламизм после 11 сентября 2001 года и начала глобальной антитеррористической операции // НИИ Социальных систем МГУ имени М. В. Ломоносова

    9.^Saudi police ‘stopped’ fire rescue

    10.Saudi Arabia: Religious Police Role in School Fire Criticized

    11.Иранскийрежим — противсобственногонарода

    21. Единый федеральный список организаций, в том числе иностранных и международных организаций, признанных судами Российской Федерации экстремистскими и террористическими (рус.). Официальный сайт Федеральной службы безопасности.Проверено 11 октября 2012. Архивировано из первоисточника 19 октября 2012.

    22.^ Разливаев А. А. Радикальные исламисты Турции // Известия Алтайского государственного университета : журнал. — Барнаул: Алтайский государственный университет, 2008. — В. 4-3. — С. 219-223. — ISSN 1561-9443.

    Ссылки:

    Р. Г. Ланда. Политический ислам: предварительные итоги (М., 2005)

    Аль-Азм С. Что такое исламизм?

    Мирский Г. И. Исламизм и джихадизм

    Малашенко А. В. Исламизм на все времена

    Семинар «Исламизм после 11 сентября 2001 г. и начала глобальной антитеррористической операции»

    Пайпс Д. Как исламисты стали доминировать в европейском исламе

    Islamic Terrorism Timeline (англ.)

    Ислам в международных отношениях

    Исламизм. Подборка материалов

    ивилизация бедных

    Ислам и наука

    Ислам и политика

    Решения Верховного суда РФ

    Али Мухиэддин. Исламизация политики или политизация ислама?

    Баунов А. Г. Взорвать к праведникам

    Густерин П. В. «Весна» на «арабской улице»

Н

  • Неонацизм

    Неонацизм (др.греч. — новый, нацизм) — общее название идеологии политических или общественных движений, возникших после Второй Мировой войны, исповедующих национал-социалистические или близкие к ним взгляды либо объявляющих себя последователями Национал-социалистической немецкой рабочей партии (NSDPA).

    Неонацизм заимствует элементы от нацистской доктрины, в том числе шовинизм,фашизм, расизм, ксенофобию, гомофобию и антисемитизм. Отрицание Холокостаявляется его характерной чертой, так же как, например, использование нацистской символики и воспевание Адольфа Гитлера. Это связано с подъемом движений НС-скинхедов во многих странах мира.

    В некоторых европейских и латиноамериканских странах приняты законы, запрещающие публичное высказывание пронацистских, расистских, антисемитских и антигомосексуальных взглядов. Использование нацистской символики законодательно запрещено в странах Европы в целях борьбы с неонацизмом.

С

  • Суфизм

    Суфизм (ат-Тасаввуф) — мистико-аскетическое течение в исламе. Название происходит от арабского слова суф — шерсть, поскольку грубый шерстяной плащ считался обязательным атрибутом аскета-отшельника.

    Ранних суфиев отличали отрешение от всего мирского (зухд), многократные дополнительные молитвы, бдения и посты, отказ от сотрудничества с властями, культ бедности (факр), эсхатологические и покаянные настроения, безусловное принятие своей земной доли (рида), стойкое перенесение страданий и лишений (сабр). Суфий должен был добывать средства на жизнь либо личным трудом, либо нищенством в соответствии с принципом таваккуль («упование»), который заключался в том, чтобы всецело отрешиться от земных забот, положившись на Бога. Нищенствующим аскетам (которых называли также факирами или дервишами), в частности, подобало собирать милостыню только на один день, ибо запасаться средствами или пищей впрок считалось нарушением этого принципа.

    Традиция приписывает аскетические настроения, положившие начало суфизму, уже сподвижникам Мухаммада, однако, по всей видимости, возникновение суфийского учения следует отнести к середине VIII века. В отличие от мутазилитов, пытавшихся обосновать мусульманское вероучение логико-философскими доводами, и традиционалистов, слепо следующих «букве» священных текстов, суфии сосредоточились на анализе движений души человека и внутреннем осознании религиозных истин. Одним из основателей суфизма считается ал-Хасан ал-Басри (642–728) — собиратель хадисов, порицатель омейядских халифов, строгий аскет, создатель «науки» о «сердцах и помыслах», собравший вокруг себя кружок последователей в Басре. На протяжении IX века разработка теории суфизма привела к появлению нескольких
    школ, наиболее влиятельными из которых стали, помимо басрийской, багдадская и хорасанская.

    Суфизм как норма жизни доступен далеко не каждому верующему, и довольно скоро он приобрел эзотерический характер. На этой почве он сблизился с шиитским и исмаилитским эзотеризмом, важнейшим элементом которых была символико-аллегорическая интерпретация коранического текста (тавил), извлечение его «скрытого» смысла, доступного лишь «посвященным». Традиция тавила привела к выработке теософского учения о мироздании и мистическом откровении (кашф), ставшем философским обоснованием суфийской практики. В ходе теософских рассуждений суфийские мыслители ан-Нури (ум. 907) и ал-Харраз (ум. 899) пришли к утверждению, что конечным пунктом «пути к Богу» является не только его лицезрение, но и «растворение» и «пребывание» в Боге души мистика. Такие утверждения, истолкованные как признание возможности субстанционального соединения Бога и человека, вызвали резкую критику со стороны суннитских богословов и послужили причиной преследования суфиев. Подозрительное отношение суннитских властей заставило часть из них отмежевываться от наиболее смелых высказываний своих «несдержанных единомышленников». Такую позицию занял, в частности, багдадский суфий ал-Джунайд, к которому восходит традиция «умеренного» суфизма, противостоящего «экстатическому» суфизму ал-Бистами (проповедовавшего «опьянение» любовью к Богу) и ал-Халладжа (утверждавшего свое полное слияние с Богом и сожженного в 922 году на костре). В X–XI веках популярность суфизма значительно возросла, увеличилось число его сторонников, среди которых оказалось немало богословов, способствовавших своими сочинениями кодификации суфизма и доказательству правомочности существования суфизма в рамках ислама. Большая заслуга в окончательной «легализации» суфизма принадлежит ал-Газали (1058–1111), который признал ценность морально-этических норм и способов постижения смысла веры, выработанных суфиями, а также ключевых элементов суфийской практики, таких как напоминание (зикр) и уединение (халва).

    Суфий должен последовательно пройти несколько стадий духовного совершенствования. Этот путь (тарика) мистического познания истины суфий может проделать только под руководством наставника, роль которого чрезвычайно велика. Ученик (мюрид — «ищущий) должен был беспрекословно подчиняться своему учителю (шайху, муршиду). Крупнейших суфийских учителей, прославившихся познаними и благочестием, стали именовать «святыми» (аулийа, ед. ч. — вали) или «божественными полюсами» (актаб, ед. ч. — кутб). Число стадий различно в разных школах, но, как правило, выделяются четыре: 1) шариат—«закон», т. е. «благочестивая» жизнь согласно общим для всех верующих предписаниям мусульманской религии; для суфиев эта стадия рассматривалась только как подготовка к мистическому пути; 2) тарикат — «[мистический] путь», заключающийся в добровольной бедности, отречении от мира и от своей воли; суфий должен всецело подчинить себя воле наставника и под его руководством упражняться в аскетизме и в «духовной жизни» в дервишеской обители или дома; 3) марифат—«[мистическое] познание»; на этой стадии суфий, отрешившийся от чувственных желаний, признавался способным достигать в отдельные моменты экстаза (халь) временного общения — связи (висаль) с «единым» Богом; на этой стадии суфий с разрешения своего шейха сам мог стать муршидом-наставником для новичков; 4) хакикат («истина») — стадия постоянного личного общения с «единым», достигаемая лишь немногими суфиями, способными находиться в состоянии, именуемом фана («исчезновение», «угасание», «гибель»), т. е. подавить в себе личную волю, мирские желания и человеческие свойства (сифат) и таким образом, освободившись от чувственного мира, достигнуть совершенства.

    Восхождение по ступеням духовного совершенствования было возможно только путем выполнения особой системы упражнений и ритуалов, в число которых обычно входит тауба («покаяние» — мюрид должен постоянно исповедоваться в своих грехах, в том числе и мысленных, либо перед шайхом, либо записывая их в особую тетрадь), тафаккур («мысленная молитва», внутреннее созерцание), халва («уединение»), саум («пост»). Но наибольшее значение придавалось ритуалу зикра («напоминание») — поминание, прославление имени Бога. Ритуал зикра предполагал овладение особыми ритмизованными движениями, особыми позами (джалса), методами контроля за дыханием (хабс ан-нафс, хабс-и дам) на выдохе-вдохе с целью концентрации сознания и координирования движений тела с мысленным повторением или произнесением вслух формулы зикра. Различают громкий зикр (зикр джали) и тихий (зикр хафи). Зикр может совершаться в уединении либо совместно с другими членами братства. Цель зикра — вызвать у суфия состояние экстатического транса (ваджд, факд ал-ихсас).

    Для быстрейшего вхождения в транс, перехода в экстатическое состояние, которое трактовалось как кратковременное непосредственное общение с Богом, был разработан целый ряд технических приемов: многократное повторение имени Бога под музыку (обычно бубен, тамбурин, кларнет), коллективный экстатический танец, пение, смена ритма и частоты дыхания, положения тела.

    В XII–XIII веках суфийская интеллектуальная элита разрабатывает доктрины, обосновывавшие мистическую практику как способ постижения тайн бытия, недоступный рациональному знанию и традиционалистской вере. Авторы таких доктрин — ас-Сухраварди ал-Мактул (ум. 1191), Ибн Араби (ум. 1240) и др. — широко использовали религиозно-философское наследие эллинистической и ирано-семитской культуры. Их творчество во многом определило не только развитие суфийской идеологии, но и мусульманской интеллектуальной и духовной культуры в целом. Суфийские концепции получили отражение не только в теоретических трактатах, но и в многочисленных поэтических произведениях. Суфийская символика пронизывает всю персоязычную поэзию (Джалал аддин Руми, Хафиз, Джами, Низами и др.) и в меньшей степени — арабскую (Ибн ал-Фарид, ал-Бусири и др.).

    Гибкость и открытость суфизма сделали его крайне неоднородным течением. Уже в XIII веке последователями наиболее почитаемых учителей создаются первые суфийские братства (древнейшие— сухравардийа и кадирийа — возникли в Багдаде). Всего существовало в разное время 12 «материнских» братств и множество их ответвлений. Суфийские братства никогда не были сектами. Суфии признают догматику ортодоксального ислама. Более того, среди братств существуют как суннитские, так и шиитские. Однако суфийское братство отличается от обычной мусульманской общины. Его основные особенности: строгая авторитарность (мюриды беспрекословно подчиняются своим шайхам); разделение членов братства на два разряда — посвященные (внутренний круг) и присоединившиеся (приносящие клятву верности, но участвующие в обрядах от случая к случаю); эзотерический, тайный характер посвящения; наличие культа могил «святых».

    Из ныне существующих суфийских братств наиболее влиятельны накшбандийа и кадирийа. Накшбандийа — суфийское братство, возникшее в конце XIV века и названное по имени Баха ад-дина Накшбанда (1318–1389). В накшбандийа не существует единого центра, отрицается аскетизм, все «братья» являются суфиямимирянами. Обряд посвящения происходит после прохождения трехмесячного периода искуса-проверки, во время которого мюрид выполняет самую грязную работу. Члены братства практикуют тихий зикр. Коллективный зикр совершается раз в неделю под руководством шайха поздно вечером после пятой обязательной молитвы. Кадирийа — суфийское братство, получившее название по имени знаменитого ханбалитского проповедника Абд ал-Кадира ал-Джилани (1077–1166), превратившего суфизм в морально-этическое учение, очищенное от экстатических и теософско-спекулятивных элементов.

    Кадирийа — самое распространенное из суфийских братств — организационно оформилось к концу XIII века. Мемориальный комплекс при могиле Абд ал-Кадира в Багдаде считается центральной обителью и резиденцией наследственного главы братства. В братстве строго запрещено нищенство, эмблема кадирийа — зеленая роза с тремя рядами лепестков (5–6–7, соответственно означающих: пять столпов ислама, шесть основ веры и семь слов в формуле зикра). Братство кадирийа знаменито ритуалом громкого зикра (в связи с этим на Северном Кавказе их часто именуют «зикристами»). Громкий зикр состоит из трех частей: чтения касиды ал-Барзанджи в прославление Пророка, рецитации обязательных молитв и хорового прославления (мадаих) патрона братства, завершающегося наставлениями членам обители.

Т

  • Терроризм

    Терроризм — один из вариантов тактики политической борьбы, связанный с применением идеологически мотивированного насилия. Синонимами слова «террор» (лат. terror — страх, ужас) являются слова «насилие», «запугивание», «устрашение».

    Суть терроризма – насилие с целью устрашения. Субъект террористического насилия – отдельные лица или неправительственные организации. Объект насилия – власть в лице отдельных государственных служащих или общество в лице отдельных граждан (в том числе иностранцев, или госслужащих иных государств). Кроме того – частное и государственное имущество, инфраструктуры, системы жизнеобеспечения. Цель насилия – добиться желательного для террористов развития событий – революции, дестабилизации общества, развязывания войны с иностранным государством, обретения независимости некоторой территорией, падения престижа власти, политических уступок со стороны власти и т.д.

    Определение терроризма представляется непростой задачей. Формы и методы террористической деятельности существенно менялись со временем. Это явление имеет устойчивую негативную оценку, что порождает произвольное толкование. С одной стороны, существует тенденция неоправданно расширенной трактовки, когда некоторые политические силы без достаточных оснований называют террористами своих противников. С другой – неоправданного сужения. Сами террористы склонны называть себя солдатами, партизанами, диверсантами в тылу противника и т.д. Отсюда трудности как юридически-правовых дефиниций, так и общетеоретического осмысления терроризма.

    Законодатели разных стран не пришли к единому определению терроризма. Исследуя и обобщая деяния и признаки составов преступлений террористической направленности, записанных в Уголовных кодексах государств – участников СНГ, В.П.Емельянов конструирует следующее определение терроризма: терроризм – это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.

    Терроризм связан с более общим, родовым для него понятием террора.

    Террор – способ управления обществом посредством превентивного устрашения. К этому способу политического действия могут прибегать как государство, так и организации (или силы) ставящие перед собой политические цели. Многие годы тактика превентивного устрашения, вне зависимости от характера субъекта террористического действия, обозначалась общим понятием террор. В 1970–1980-х сложилось терминологическое различение террора и терроризма. Сегодня «террор» трактуется как нелегитимное насилие со стороны государства по отношению к обществу в целом либо к диссидентам и оппозиции. «Терроризм» – практика нелегитимного насилия, реализуемая противостоящими государству силами и организациями.

    Террор опирается на насилие и достигает своих целей путем демонстративного физического подавления любых сколько-нибудь активных противников с тем, чтобы запугать и лишить воли к сопротивлению всех потенциальных противников власти. Важно подчеркнуть, террор – политика превентивного насилия и это отличает его от самых жестких репрессий по отношению к нарушителям законов. К террору прибегает власть, стремящаяся радикальным образом изменить существующий порядок вещей. В таких случаях, как иностранное завоевание, или социальная революция, или утверждение авторитаризма в обществе с демократическими традициями – то есть всякий раз, когда политическая реальность изменяется радикально, и эти перемены неизбежно вызывают сопротивление значительной части общества – в арсенале политических стратегий новой власти лежит политика террора.

    Слова «терроризм», «террорист», «теракт» представляют собой кальки с английского (terrorism, terrorist, act of terrorism). По своему исходному смыслу, все они связаны с террором, как политикой устрашения. Но здесь решающее значение приобретают различия. Прежде всего, субъектом террористической деятельности, то есть террористом, как правило, является не государство, а организации, ставящие перед собой политические цели – приход к власти, дестабилизацию общества, подталкивание его к революции, провоцирование вступления в войну и т.д.

    Обязательное условие терроризма – резонанс террористической акции в обществе. Терроризм принципиально декларативен. Широкое распространение информации о теракте, превращение его в наиболее обсуждаемое событие представляет собой ключевой элемент тактики терроризма. Оставшийся незамеченным или засекреченный теракт утрачивает всякий смысл.

    Это отличает террористический акт от таких близких явлений, как диверсия или политическое убийство. Диверсия – силовая акция подрывного характера осуществляемая спецслужбами государства. Диверсия ценна непосредственным уроном противнику, общественный резонанс операции не интересует диверсанта и даже опасен. В идеале диверсия имитирует техногенную катастрофу, несчастный случай или силовую акцию, совершенную другой силой. Такие диверсии, как политические убийства, совершенные спецслужбами, реальные исполнители предпочитают сваливать на ложных виновных.

    Общественный резонанс на террористический акт необходим террористам для изменения общественных настроений. Теракты воздействуют на массовую психологию. Террористические организации демонстрируют свою силу и готовность идти до конца, жертвуя как собственными жизнями, так и жизнями жертв. Террорист громогласно заявляет, что в этом обществе, в этом мире есть сила, которая ни при каких обстоятельствах не примет существующий порядок вещей и будет бороться с ним до победы, или до своего конца.

    Террористический акт:

    1. Демонстрирует обществу бессилие власти. В той точке времени и пространства, где произошел теракт, власть утратила монополию на насилие, были вызывающе нарушены законы и установления власти. В зоне теракта реализовалась альтернативная власть.

    2. Создает прецеденты активного неповиновения и силового противостояния власти. Идеологи терроризма называют это «пропагандой действием». Теракт содержит в себе призыв к силам, сочувствующим делу террористов, присоединиться к активному противостоянию власти.

    3. Как правило, активизирует любые силы и настроения, оппозиционные власти, в том числе и дистанцирующиеся от тактики терроризма. Теракт трактуется как бесспорный признак острого кризиса в обществе. Все это подталкивает общество, а за ним и власть, к уступкам политическим силам, использующим тактику терроризма.

    4. Ударяет по экономике, снижает инвестиционную привлекательность страны, ухудшает ее имидж, снижает поток международных туристов и т.д.

    5. Подталкивает страну к радикализации политического курса, к авторитарным формам правления. Часто такая эволюция соответствует целям террористов.

    Терроризм представляет собой наиболее опасный (по критерию вложенные ресурсы / полученный результат) способ политической дестабилизации общества. Такие способы дестабилизации как военная интервенция, восстание, развязывание гражданской войны, массовые беспорядки, всеобщая забастовка и др. требуют значительных ресурсов и предполагают широкую массовую поддержку тех сил, которые заинтересованы в дестабилизации. Для разворачивания кампании террористических актов достаточно поддержки дела террористов сравнительно узким слоем общества, небольшой группой согласных на все крайних радикалов и скромных организационно-технических ресурсов. Терроризм подрывает власть и разрушает политическую систему государства. Юристы относят террористические действия к категории «преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства».

    Согласно общему мнению правоведов, терроризм в любых своих формах является наиболее общественно опасным из всех преступлений, описываемых уголовным законодательством (в санкциях статей, предусматривающих уголовную ответственность за преступление террористического характера, должно быть самое суровое наказание, из всех видов наказаний предусмотренных уголовным законом).

    Условия возникновения терроризма

    Терроризм не относится к повсеместным явлениям. Использование этой тактики предполагает набор социокультурных и политических характеристик общества. Если эти характеристики отсутствуют, тактика терроризма реализована быть не может.

    Теракт требует общенациональной, а в идеале глобальной аудитории. Из этого следует первое условие возникновения терроризма – формирование информационного общества. В своих современных формах терроризм возникает в 19 в. в Европе. То есть там, где возникает общество, регулярно читающее газеты. И далее, чем мощнее становятся средства массовой информации, чем более пронизывают собой общество, чем выше их роль в формировании общественных настроений – тем шире волна терроризма. По мере того, как привычка читать газеты и журналы дополняется привычкой слушать радио, смотреть телевизор, «сидеть» в интернете, растет поле потенциального воздействия терроризма на общество, ширятся его возможности. Здесь значимы как технологические, так и политические предпосылки. Тоталитарные режимы, располагающие технологическими аспектами информационного общества (фашистская Германия, СССР, Северная Корея), но при этом блокирующие свободный обмен информацией полицейскими методами, не так уязвимы для терроризма.

    Второе условие возникновения терроризма связано с природой технологии и законами развития технологической среды человеческого существования. Суть дела в том, что по мере разворачивания научного и технического прогресса, техногенная среда становится все более сложной и уязвимой. Развитие техники дает человеку возможность точечно разрушать социальную, технологическую и природную среду.

    Для разрушения какого-либо материального объекта необходима энергия, равная или соотносимая с энергией, необходимой для создания этого объекта. В древности разрушение плотины или пирамиды потребовало бы значительного числа людей и достаточно длительного времени, а такое действие не осталось бы незамеченным. Развитие технологии позволило аккумулировать энергию и точечно использовать ее для разрушения предметной или природной среды. Кинжал и арбалет уступают место динамиту, винтовке с оптическим прицелом, гранатомету, компактной ракете класса «земля-воздух» и т.д.

    Технологическая среда становится все более плотной и более уязвимой. Возможности государства блокировать деятельность террористов в каждой точке социального пространства в любой произвольный момент оказываются ниже возможностей злоумышленников нанести удар. В современном мире техногенные катастрофы происходят и безо всякого вмешательства террористов.

    Третье существенное условие возникновения терроризма связано с размыванием традиционного общества и формированием общества модернизированного, ориентированного на либеральные ценности. Терроризм возникает тогда, когда на смену традиционной культуре приходит общество, знакомое с концепцией общественного договора. Либеральные ценности и идеи общественного договора дают представление о гарантированности человеческой жизни и ответственности власти перед гражданами.

    Теракты громогласно возвещают о том, что власть не способна гарантировать жизнь, здоровье и спокойствие граждан; следовательно, власть ответственна за это. Здесь – суть механизма политического шантажа, который используют террористы. Если же общество никак не реагирует на акции террористов, или объединяется вокруг власти предержащей, то терроризм утрачивает всякий эффект.

    Четвертое условие терроризма – реальные проблемы, возникающие в ходе исторического развития. Они могут иметь самое разное измерение – политическое, культурное, социальное. В благополучной стране возможны одиночные акты психически неуравновешенных маргиналов, но терроризм как явление слабо выражен. Самые частые основания терроризма – сепаратизм и национально освободительные движения, а также религиозные, этнические, идеологические конфликты. Терроризм – явление, присущее кризисным этапам модернизационного перехода. Характерно, что завершение модернизационных преобразований снимает основания для терроризма.

    Терроризм возникает на границах культур и эпох исторического развития. Самый яркий пример этого – ситуация в Израиле и Палестинской автономии, где исламский мир сталкивается с выдвинутым вглубь Азии форпостом европейской цивилизации, и глубоко традиционное палестинское общество соприкасается с модернизированным обществом Израиля. Культурно и стадиально однородные общества (Голландия, Швейцария) более защищены от терроризма.

    Терроризма нет, и не может быть в тоталитарных и авторитарных обществах. Здесь нет условий его возникновения, а любые проявления антигосударственной деятельности чреваты террором против целых регионов, народов, конфессий или социальных категорий. В равной степени, терроризм не эффективен в распадающихся странах, где власть рассыпалась и не контролирует общество – таких как Сомали или Афганистан.

    Терроризм возможен при условии сочувствия делу террористов хотя бы части общества. В отличие от диверсантов – специально подготовленных профессионалов, которые могут работать во враждебном окружении – террористы, так же как и партизаны, нуждаются в поддержке среди населения. Утрата этой поддержки ведет к угасанию террористической деятельности.

    Терроризм является индикатором кризисных процессов. Это – аварийный канал обратной связи между обществом и властью, между отдельной частью общества и обществом в целом. Он свидетельствует об остром неблагополучии в некоторой зоне социального пространства. В этом отношении, терроризм не имеет чисто силового, полицейского решения. Локализация и подавление террористов – лишь часть борьбы с этим злом. Другая часть предполагает политические, социальные и культурные преобразования, которые снимают основания для радикализации общества и обращения к терроризму.

    Типология и классификация

    В научной литературе даются различные классификации форм и видов современного терроризма как многогранного феномена с чрезвычайно сложной структурой.

    По характеру субъекта террористической деятельности, терроризм делится на:

    1. Неорганизованный или индивидуальный (терроризм одиночек) — в этом случае теракт (реже, ряд терактов) совершает один-два человека, за которыми не стоит какая-либо организация (Дмитрий Каракозов, Вера Засулич, Равашоль,Тимоти Маквей и др.);
    2. Организованный, коллективный

    По своим целям терроризм делится на:

    1. Националистический — преследует сепаратистские или национально-освободительные цели;
    2. Религиозный — может быть связан с борьбой приверженцев религии между собой (индуисты и мусульмане, мусульмане и иудеи) и внутри одной веры (католики-протестанты, сунниты-шииты), и преследует цель подорвать светскую власть и утвердить власть религиозную
    3. Идеологически заданный, социальный — преследует цель коренного или частичного изменения экономической или политической системы страны, привлечения внимания общества к какой-либо острой проблеме. Иногда этот вид терроризма называют революционным. Примером идеологически заданного терроризма служат анархистский, эсеровский, фашистский, европейский «левый», экологический терроризм и др.

    Это деление терроризма условно и сходства можно найти во всех его видах.

    Формы и методы терроризма

    Анализируя методы террористической деятельности, исследователи выделяют:

    1. Взрывы государственных, промышленных, транспортных, военных объектов, редакций газет и журналов, различных офисов, партийных комитетов, жилых домов, вокзалов, магазинов, театров, ресторанов и т.д.

    2. Индивидуальный террор или политические убийства – чиновников, общественных деятелей, банкиров, сотрудников правоприменяющих органов и т.д.

    3. Политические похищения. Как правило, похищают крупных государственных деятелей, промышленников, журналистов, военных, иностранных дипломатов и т.д. Цель похищения – политический шантаж (требования выполнения определенных политических условий, освобождения из тюрьмы сообщников, выкуп и т.д.)

    4. Захват учреждений, зданий, банков, посольств и т.д., сопровождающийся захватом заложников. Чаще всего за этим следуют переговоры с представителями властей, но история знает и примеры уничтожения заложников. Обладание заложниками позволяет террористам вести переговоры «с позиции силы». Сегодня это одна из наиболее распространенных форм терроризма.

    5. Захват самолетов, кораблей или других транспортных средств, сопровождающийся захватом заложников. Эта форма террористической деятельности получила широкое распространение в 1980-х.

    6. Ограбление банков, ювелирных магазинов, частных лиц, взятие заложников с целью получения выкупа. Грабежи – вспомогательная форма террористической деятельности, обеспечивающая террористов финансовыми ресурсами.

    7. Несмертельные ранения, избиения, издевательства. Эти формы террористического нападения преследуют цели психологического давления на жертву и одновременно являются формой так называемой «пропаганды действием».

    8. Биологический терроризм. Например, рассылка писем со спорами сибирской язвы.

    9. Использование отравляющих веществ и радиоактивных изотопов.

    Арсенал методов и форм терроризма постоянно расширяется. Сейчас уже говорят о компьютерном терроризме. В принципе, любые инфраструктуры общества, любые промышленные объекты, технологические структуры, хранилища отходов, повреждение которых чревато экологическими катастрофами, могут стать объектом атаки террористов.

    Предыстория терроризма

    Обращаясь к истории, авторы, как правило, углубляются в прошлое, описывая случаи и явления, не относящиеся прямо к терроризму, но сходные, совпадающие с терроризмом по некоторым признакам.

    Еще в I в. н.э. на территориях ныне занимаемых государством Израиль действовала организация сикариев, боровшаяся против римлян за автономию провинции Фессалоник. Сикарии убивали римлян и представителей еврейской знати, сотрудничавших с Римом. Убийство совершалось коротким мечом «сикой», в соответствии с определенными ритуалами.

    В 11–13 вв. мусульманская шиитская секта исмаилитов, более известная под именем ассасинов практиковала физическое уничтожение представителей власти в Сирии, т.е. халифов-инородцев. Послушники-фидаи по приказу своего повелителя, некоего Старца горы, убивали любого обреченного на смерть, несмотря на любые меры предосторожности. Ассасины просуществовали до 1256, когда оплот секты – крепость Аламут – пал под ударами монголов.

    В 12–13 вв., на фоне борьбы Рима с королевскими династиями Европы, религиозные авторитеты католической церкви обосновали правомочность убийства монархов поданными – монархомахии. К 16 в. идеи монархомахии становятся необычайно актуальными. Были убиты противники воинствующего католицизма Вильгельм Оранский (1584), Генрих III (1589) и Генрих IV (1610).

    Историки терроризма обязательно упоминают так называемый «пороховой заговор» Гая Фокса (1605). Капитан английской армии Гай Фокс возглавил заговор против парламента и короля Якова I. Предполагалось взорвать здание парламента, в котором должен был присутствовать король. Заговор преследовал цель реставрации католицизма.

    В июле 1793 французская аристократка Шарлотта де Корде заколола кинжалом члена Конвента, председателя Якобинского клуба Жана Поля Марата. Причиной послужил кровавый террор, развязанный якобинцами после падения жирондистов.

    История терроризма

    Великая Французская революция и наполеоновские войны разделяют предысторию и собственно историю терроризма. Ставший классическим массовый террор эпохи Французской революции продемонстрировал модель управления страхом и запустил механизм вызревания тактики терроризма.

    В 1820-х в Италии возникают заговорщические организации, преследовавшие цель создания национального государства. На Сицилии зарождается мафия, преследовавшая цели борьбы с монархией Бурбонов. В Неаполе в 1820 возникла «Коммора». Цели организации – подкуп и устрашение тюремщиков. Одновременно, на юге страны возникает братство карбонариев, раскинувшее свою сеть по всей Италии. Изначально целями братства была защита крестьян и сельхозрабочих от произвола помещиков-землевладельцев. Карбонарии сперва предупреждали, а затем убивали наиболее жестоких притеснителей. Впоследствии организация карбонариев приобретает политический характер и ставит задачи борьбы с австрийским владычеством и продажными монархическими режимами. Все три организации использовали террористические методы, устрашая тюремщиков, помещиков, офицеров полиции и государственных чиновников. Отметим, что терроризм был лишь одной из тактик, используемых заговорщическими организациями. Они вели пропаганду, готовили и осуществляли побеги из тюрем, вооруженные выступления.

    После Италии терроризм получил распространение во Франции, Австрии, Германии. На короля Франции Луи-Филиппа было совершено семь покушений. В одном из них (1835) было убито 18 и ранено 22 человека. Середина 19 века была отмечена рядом удачных и неудачных покушений – на императора Фридриха-Вильгельма IV, на Франца-Иосифа Австрийского. В 1858 итальянец Феличе Орсини совершил покушение на Наполеона III. Был убит герцог Пармский (1854), совершены покушения на Фердинанда III Неаполитанского и испанскую королеву Изабеллу (1856).

    В 1868 был убит сербский князь Михаил Обренович III. По два покушения пережили прусский король Вильгельм I и канцлер Отто Бисмарк. Расширяется палитра политических движений, прибегающих к тактике терроризма. Теперь это не только национальные движения, но и республиканцы, анархисты. Формируется идеология терроризма. Во второй половине 19 века терроризм приходит в Российскую империю.

    С 1880–1890-х Европа и США переживают расцвет анархо-терроризма. В 1894 был убит президент Французской республики Сади Карно. В 1881 был смертельно ранен президент США Дж. Гартфельд. В 1901 – убит президент США Мак-Кинли. На фоне пиковых событий происходили и менее громкие акты – взрывы бомб в театрах и ресторанах, убийства крупных и средних чиновников и т.д. Анархистский терроризм пошел на спад лишь с 1910–1920-х.

    Итоги 19 в. состояли в том, что терроризм превратился в значимый фактор политической жизни. Двадцатый век характеризуется резким всплеском и качественным преобразованием терроризма. К этой тактике прибегают все новые и новые политические силы. Терроризм пошел вширь, охватил Латинскую Америку и Азию. Сложились международные связи террористов. Кроме того, терроризм превратился в фактор межгосударственного противостояния. Террористические движения стали получать поддержку от стран, выступающих как противник государства – объекта атак терроризма.

    Терроризм дробится на глобально и локально ориентированный. В 20 в. складываются политические движения, имеющие глобальные интересы и претензии, которые активно используют тактику терроризма. В порядке возникновения это – международные коммунистическое, фашистское и исламско-радикальное движения. Эти движения состоят из лидирующих государств-спонсоров и организаторов терроризма и широкого пояса террористических организаций в различных странах – объектах политической экспансии.

    В 20 в. вчерашние террористы превращались в легитимных политических лидеров. Политики, использовавшие тактику терроризма, становились иногда главами государств. В начале 20 в. к тактике терроризма активно прибегают национально-освободительные и революционные движения. Они действуют на территориях Российской, Османской, Британской империй. Новым элементом была поддержка террористов на государственном уровне. Так, во время Первой мировой войны, Германия поддерживала ирландских сепаратистов, которые вели борьбу с британской армией в Ирландии методами террора (взрывы на военных объектах, бомбы в ресторанах, где обедали английские офицеры и т.д.). Россия поддерживала боевые организации армянской партии «Дашнакцутюн» («Единство»), действовавшие на территории Турции. Власти Османской империи в ответ организовывали контрабандную переправку динамита для российских террористов. Перед Первой мировой войной действовавшие на территории России террористические структуры (партии эсеров, польские и грузинские националисты) получали крупные суммы денег из Японии и Австрии. Нет ясности с убийством эрцгерцога Фердинанда в Сараево (июль 1914), ставшего поводом к началу Первой мировой войны. Теракт произошел на территории Боснии, входившей в то время в Австро-Венгрию. Осуществила его сербская террористическая организация «Черная рука». Не вызывает сомнений связь этой организации со спецслужбами Сербии.

    Мировая война задала новый импульс к дальнейшему развитию терроризма. Была наглядно продемонстрирована успешность подобной тактики. Война началась с выстрела террориста. А в результате войны распались три империи и разрешился целый ряд национальных проблем.

    Межвоенная эпоха характеризовалась изменением географии и качества терроризма. Терроризм все более увязывался с внешней поддержкой. За спиной террористических группировок отчетливо видны спецслужбы заинтересованных в этом государств. Государственная поддержка терроризма становится уделом агрессивных тоталитарных режимов, активно противостоящих либеральным ценностям. Расширяется география терроризма. Послевоенная Европа не освободилась от прежних национальных проблем. Кроме того, возникли новые (к примеру, на территории Югославского королевства). Возникают очаги терроризма и на Востоке.

    В межвоенный период приходят к власти и укрепляются коммунистические и фашистские режимы. На этапе борьбы за власть их объединяет сочетание легальных и нелегальных форм работы. Наряду с парламентскими партиями эти движения располагали кадрами подпольщиков и боевиками. И коммунисты, и фашисты использовали тактику терроризма на пути к власти. Далее, тактика терроризма используется некоторое время и после формального прихода к власти, пока тоталитарные партии не создали эффективный аппарат государственного насилия. На этом этапе и коммунисты, и фашисты используют боевиков для расправы с противниками нового режима. В России эту тактику иллюстрирует убийство в больнице депутатов Учредительного собрания Шингарева и Кокошкина после разгона Собрания. А также, расстрел по приказу РСДРП народной демонстрации, состоявшейся в Петрограде в знак протеста против разгона Учредительного собрания. В Италии – убийство депутата-социалиста Джакомо Маттеотти (1924). В Германии – террор штурмовиков Рема с момента прихода Гитлера к власти до «ночи длинных ножей», когда штурмовики были уничтожены (1933–1934). Закрепившись у власти и «оседлав» систему карательных органов, коммунисты и фашисты переходят к планомерному государственному террору. В результате, тактика терроризма выносится вовне, превращаясь в один из инструментов решения задачи политической экспансии.

    Политика «экспорта революции» неизбежно сопряжена с использованием тактики терроризма. В 1920-х при Коминтерне создавались школы для западноевропейских и американских коммунистов, где проходили обучение методам терроризма и гражданской войны. СССР снабжает оружием и деньгами боевиков на Балканах. В апреле 1925 во время панихиды по депутату парламента в кафедральном соборе Софии были взорваны две «адские машины». Ответственность за теракт взяла на себя компартия Болгарии. За ее спиной стояли спецслужбы СССР. Характерно, что перед нами не изолированный теракт, но неудавшаяся попытка совершить государственный переворот.

    Фашистские режимы, решая задачи политической экспансии, также спонсировали терроризм. В 1934 в ходе неудавшейся попытки фашистского переворота в Австрии, сторонники аншлюса совершили убийство канцлера Энгельберта Дольфуса. В 1934 усташи (хорватские националисты) совершили убийство югославского короля Александра I Карагеоргиевича и французского министра иностранных дел Луи Барту. Боровшиеся за независимость Хорватии усташи работали в контакте со спецслужбами фашистской Германии. Этот теракт подорвал один из инструментов, обеспечивавших стабильность в межвоенной Европе – военно-политический союз Чехословакии, Румынии и Югославии под общим названием «Малая Антанта», созданного под патронажем Франции. Руками усташей, руководство фашистской Германии решало свои проблемы.

    Помимо Италии и Германии, фашистский терроризм проявил себя в лице румынской организации «Железная гвардия» (осуществившей в 1934 убийство премьер-министра Румынии Иона Дуки). Фашистские организации Венгрии и Франции также использовали тактику терроризма.

    В США на межвоенный период приходится некоторая активизация Ку-Клукс-Клана. Клан совершает теракты против религиозных и расовых меньшинств.

    Вторая мировая война знаменовала собой еще один этап в развитии терроризма. В послевоенный период терроризм разрастается практически по всему миру и переживает очередное качественное превращение. До войны преимущественно объектами терроризма были агенты власти, военные, лица сотрудничающие с режимом. Мирное население, не связанное с властью, не было преимущественным объектом террористов. Но Мировая война, опыт Холокоста и Хиросимы изменил отношение к цене человеческой жизни в глобальных масштабах. После войны складывается практика современного терроризма. Теперь субъект терроризма – мощная профессиональная организация, опирающаяся на поддержку государства-спонсора терроризма. Прямые объекты террористического насилия – граждане, иностранцы, дипломаты. Теракт оказывается механизмом давления на власть через общественное мнение и международное сообщество. Суть шантажа террористов состоит в том, что либеральному обществу присущ естественный пацифизм, страх крови, как своей, так и чужой. Противостояние террориста и либерального государства – это противостояние двух культур, кардинально различающихся ценой человеческой жизни.

    После войны узел национальных проблем окончательно смещается на Восток. Исчезает круг фашистских государств-спонсоров терроризма, но существенно расширяется круг спонсоров коммунистических. В 1960-х складывается арабский (или исламский) круг государств-спонсоров терроризма. Во главе этих государств стоят как светские панарабские националисты фашистского толка, так и исламские фундаменталисты

    В Европе после войны действует ряд сепаратистских движений. Крупнейшие из них – ИРА и ЭТА. ИРА – «Ирландская республиканская армия» – старейшая террористическая структура, возникшая в 1914. После обретения Ирландией независимости, она борется за присоединение к республике Ольстера (см. СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ). Активность ИРА особенно выросла с 1970-х. ЭТА – (Euskadi ta Ascatasuna – «Страна басков и свобода») возникла в 1959 в Испании. Борется за полную независимость Басконии. Со временем лидеры ЭТА пришли к сочетанию национализма и марксизма. Пик активности ЭТА падает на 1960–1980-е. Одна из наиболее известных акций – убийство премьер министра Испании Карьеро Бланко (1973). В настоящее время активность ЭТА снижена, организация пережила серию разгромов и арестов, ее популярность и поддержка среди масс падает. Помимо этого, можно назвать бретонских и корсиканских сепаратистов во Франции, валлонских в Бельгии.

    Ярким явлением истории послевоенного Запада стал «левый» терроризм. Он охватил Испанию, Португалию, Францию, Италию, ФРГ, Японию, США. Самый мощный натиск леворадикального терроризма пережили Испания, Италия и ФРГ.

    В Испании в середине 1960-х была создана маоистская «Коммунистическая партия Испании» (марксистско-ленинская). В качестве боевой организации партии в середине 1970-х выступали «Революционный патриотический и народный фронт» (ФРАП) и «Группа патриотического антифашистского сопротивления первого октября») (ГРАПО). Пик активности этих структур падает на вторую половину 1970-х. Не менее двух десятилетий терроризм в Испании был серьезной политической проблемой.

    В 1970 в Италии возникает организация марксистского толка «Красные бригады». Пик ее активности приходится на вторую половину 1970-х -начало 1980-х. Наиболее громкая акция – похищение и последующее убийство лидера христианских демократов Альдо Моро (1978). Другая видная организация анархистского толка «Рабочая автономия» тяготела к стихийным, массовым акциям и стремились разворачивать городскую герилью (пикеты, захват предприятий, порча оборудования, пролетарские экспроприации). С начала 1980-х итальянские террористы переживают кризис.

    Левый терроризм в ФРГ восходит к студенческим бунтам 1968. Лидер – организация «Фракция Красной армии» (РАФ) получившая по фамилиям лидеров наименование «Группа Баадер-Майнхоф». Цель движения – развязывание в стране пролетарской, коммунистической революции посредством городской герильи. Лидеры – Ульрика Майнхоф, Хорст Малер – часто выступали как теоретики и пропагандисты движения. Группа была исключительно активна в 1970–1972. За этим последовал разгром и спад активности. Позднее в ФРГ возникло «Движение 2 июля», взявшее своей эмблемой красную звезду и пулемет. Максимум активности Движения падает на 1975. Террористы захватывали в заложники крупных политиков, убили президента Верховного суда Гюнтера фон Дренкмана (1974). Самая известная акция западногерманских террористов – похищение председателя «Союза германских промышленников» Ганса Шляйера (1977). В ответ на этот теракт, правительство страны создало спецподразделения по борьбе с терроризмом. В 1981–1982 полиция разгромила террористические организации. Большинство их членов было арестовано. Уцелевшие эмигрировали и затаились.

    Леворадикальный терроризм в других странах получил гораздо меньшее развитие. В Португалии после революции 1974 возник ряд левоэкстремистских группировок. Самая известная – «Народные силы 25 апреля» в первой половине 1980-х совершила серию терактов. В начале 1960-х Франция пережила террор ОАС (Organisation armee secrete – «секретная вооруженная организация»). Это конспиративная организация, ставившая своей целью не допустить уход Франции из Алжира. Осуществила неудавшиеся покушения на президента де Голля, ряд других терактов. В 1979–1980-х во Франции заметную роль играла левотеррористическая организация «Прямое действие», вскоре однако разгромленная. В середины 1980-х во Франции также наблюдалось некоторое оживление левого терроризма.

    В США в конце 1960-х возникает группа «Везермены» («Weatherman» – «метеорологи»). Пик ее активности падает на начало 1970-х, за этим последовал разгром. Другая организация – «Объединенная освободительная армия» заявляет о себе в начале 1970-х. Пик известности связан с похищением Патриции Херст – дочери газетного магната, которая выразила желание вступить в ряды организации. Вслед за этим событием, левый терроризм в США быстро идет на убыль.

    Достаточно серьезный натиск террористов с конца 1960-х пережила Япония. Самая крупная организация – «Фракция красной армии», позднее – «Красная армия Японии». Японские левые террористы отличались авторитарным стилем, маоистской риторикой, самурайской преданностью делу и презрением к смерти. Они стали известны после побоища в аэропорту Лод (1975), где было убито 25 и ранено 72 человека. Вскоре организация была разгромлена и ушла с территории Японии, перенеся активность по развязыванию мировой революции вначале в Европу, а затем в страны Азии.

    В 1960-х открывается новый фронт левого терроризма – Латинская Америка. Импульс к разворачиванию партизанских и террористических движений в Латинской Америке задавала Кубинская революция. Придя к власти, сторонники Фиделя Кастро стали энергично налаживать «экспорт революции». В этих целях за короткие сроки на Кубе возникли специальные учебные центры по подготовке партизан.

    Основы латиноамериканского радикализма: партизанское движение в городах или сельской местности – сельская или городская герилья; лозунг – «континентальная революция»; идея – создание «очагов» сопротивления сельских или городских, икона – Че Гевара. Наиболее крупный теоретик Хуан Маригелла, руководитель террористической группы в Сан-Паулу (Бразилия). Для понимания левого терроризма существенна трактовка целей герильи. По Маригелле, одна из целей – провоцировать репрессии со стороны правительства. Это сделает жизнь масс невыносимой и приблизит час восстания против режима.

    В конце 1960-х возникает самая известная в Европе уругвайская организация «Тупамарос». Тупамарос проводили уравнительную раздачу денег беднякам из средств, полученных в результате экспроприаций. Широко практиковали похищение известных политических деятелей и иностранцев. Старались избегать лишней крови. Разгромлены в 1972. В Бразилии действовали несколько самостоятельных террористических организаций. Террористы совершали покушения, нападения на склады оружия, банки, иностранные фирмы, вооруженные атаки на чинов полиции и армии. Систематически похищали иностранных дипломатов с выдвижением политических требований. Разгромлены в начале 1970-х. В это же время городская герилья разворачивается в Аргентине. В середине 1970-х террористическое движение было разгромлено военным режимом.

    Аналогичные группы возникали в ряде других стран Южной Америки – Боливии, Колумбии, Чили, Перу.

    Особого упоминания заслуживает перуанская организация «Сандеро луминосо» («Светлый путь»), возникшая в 1978. Ее лидеры рассматривают движение как «марксистско-ленинскую организацию нового типа». Ядро организации – индейцы, студенты и преподаватели университета в беднейшем районе Перу. Конечная цель – разрушение городов, ставка на натуральное хозяйство, разрушение техники и зданий. Очевидна мировоззренческая связь сандеристов с полпотовской Кампучией. Неспособные вписаться в современное общество, эти архаики с оружием в руках отстаивают свое право жить вне истории и цивилизации. В середине 1980-х организация пережила разгром, но существует по сей день.

    Специфическая ситуация сложилась в Турции, на границе Европы и Азии. Наряду с курдским сепаратистами, здесь действовали как «правые», так и «левые» террористические организации. В 1970-х страна переживала острый модернизационый кризис, выражавшийся, в том числе и в противостоянии правого и левого экстремизма. Правые организации фашистского толка и левые – маоистского, интенсивно боролись с правительством и друг с другом. Здесь широко практиковался безадресный террор: взрывы на объектах массового посещения. Пик активности – конец 1970-х. Затем правительству удалось локализовать (но не уничтожить) собственно турецких террористов. Активность сепаратистов из «Курдской рабочей партии» Абдуллы Оджалана удалось снизить лишь в последнее время, чему способствовал арест Оджалана.

    Последний ареал послевоенного терроризма – восточный. Сложившись в 1960-х, он разрастается вплоть до начала 21 в. Контуры этого ареала совпадают с границами исламской идентичности. Исторически терроризм на Востоке вырос из палестинской проблемы. Террористическая организация ФАТХ (Al-FAT’H – одно из названий Движения национального освобождения Палестины) преследует своей целью борьбу с Израилем до его уничтожения и создания палестинского государства. Она возникает в 1950-х в Египте. Египет обеспечивал движение оружием, инструкторами, учебными лагерями. В конце 1950-х ячейки ФАТХ появляются в Алжире, Тунисе, Ливии, Ливане, Иордании. В середине 1960-х ФАТХ получает помощь оружием от КНР. В 1968 формируется «Организации Освобождения Палестины» (ООП), председателем которой в 1969 становится лидер ФАТХ Ясир Арафат. В конце 1960-х – первой половине 1970-х ООП получало помощь от СССР. Палестинские боевики проходили обучение в спеццентре в Балашихе и туркменском городе Мары. Лидера движения Арафата финансировали Египет, Китай, СССР. Румыния помогала ООП оружием. ООП вел долгую и упорную борьбу, которая включала в себя и терроризм, во имя обретения палестинской государственности. Создание Палестинской автономии (1993) стало возможно на основании политического компромисса, который состоял в отказе ООП от задачи ликвидации израильской государственности и отказе от методов терроризма. Данный компромисс был признан далеко не всеми боевиками.

    Палестинцы продолжают бороться за создание полностью суверенного государства и обретение приемлемых для себя границ. Для этих целей используется старый принцип – сочетания легальных и нелегальных форм политической деятельности. Формально ООП и Палестинское руководство не используют террористических методов. Однако, на территории Автономии под крылом ООП действуют террористические структуры («Хамаз», «Исламский Джихад» и другие). И несмотря на то, что отдельных боевиков сажают иногда в палестинские тюрьмы, тактика ООП и террористов эффективно координируется.

    Среди особенностей палестинского терроризма: широкое использование безадресного террора; подготовка и использование террористов-смертников в массовом порядке; планирование и реализация громких акций ориентированных на мировое общественное мнение (угоны самолетов и др.); гибкое использование террористических актов как элемента политики.

    Таким образом, более четырех десятилетий идет практически непрерывная война, которая давно уже вышла за рамки противостояния израильтян и палестинцев. Разрастание терроризма на Востоке фиксирует двуединый процесс – активизации исламского экстремизма и рост противостояния его западному миру. Поддержка Израиля Западом и арабская солидарность с народом Палестины втягивала арабский мир в это противостояние. Но причины лежат значительно глубже. Включение стран исламского мира в процессы модернизации дестабилизирует традиционные общества и мобилизует их на противостояние источнику модернизационных процессов. Такие факторы как крах колониальной системы, гигантские доходы от экспорта нефти, связанная с процессами «исламского возрождения» растущая солидарность стран исламского мира способствовали формирование и разрастание целостного террористического комплекса.

    На Ближнем Востоке одна за другой шли гражданские войны, происходили интервенции, распадались страны, захватывались территории соседних государств, постоянно росли лагеря беженцев. В такой ситуации опора на силовые решения превращалась в универсальный политический механизм, а война становилась обыденным фоном человеческой жизни. Ряд территорий Ливана превратился в базу терроризма. В настоящее время юг долины Бекаа контролирует Хамаз. Здесь созданы базы боевиков и учебные центры. Инфраструктура арабского терроризма получает финансовую поддержку из Ирана, Ирака и Сирии. В Судане правящий фундаменталистский режим создал лагеря на юге страны. Длительное время террористов поддерживала Ливия.

    В 1970-х западный мир переживал пик террористического наступления. В это время формируется система международного терроризма. Тактические цели самых разных игроков совпадали в одном: и террористические организации и государства-спонсоры взаимодействовали во имя общей цели – дестабилизации Запада. К примеру, знаменитый террорист, венесуэлец Ильич Рамирес Санчес (Карлос Шакал) проходил подготовку в советском и кубинском учебных лагерях, а работал как на группировки отколовшиеся от ООП, так и на лидера Ливии Муамара Каддафи.

    К концу 1970-х в западных странах формируются спецподразделения для борьбы с терроризмом. Эти подразделения достаточно быстро накопили необходимый опыт и превратились в эффективный инструмент борьбы с террором. Структурам международного терроризма все более эффективно противостоит сотрудничество антитеррористических служб.

    Союз спонсоров терроризма из соцлагеря и светских режимов арабского мира характеризовал первый этап роста терроризма на Востоке. В конце 1970-х в исламском мире начинается поворот от светских ориентиров к исламских ценностям. Иранская революция (1978) знаменовала эпоху наступления религиозного фундаментализма. Фундаменталистский радикализм отличается предельным накалом страстей и глобальными устремлениями. На место локальной по своей природе «помощи нашим арабским братьям» в 1980-х – 1990-х приходит не знающая границ, священная «война с неверными» – Джихад.

    Особого упоминания заслуживает ситуация в Индии. Полиэтничное и поликонфессиональное, индийское общество развивается весьма болезненно. Межэтнические стычки и межконфессиональные беспорядки происходят регулярно. Террор стал устойчивым элементом индийской реальности. Среди наиболее громких актов убийство индуистами-фундаменталистами премьер-министра Индиры Ганди (1984). Убийство премьер-министра Раджива Ганди (1991) осуществила базирующаяся в Шри-Ланке организация «Тигры освобождения Тамил-элама» (Liberation Tigers of Tamil Eelam). Помимо этого, один из устойчивых центров терроризма – территории штата Джамму и Кашмир, примыкающие к Пакистану и населенные преимущественно мусульманами.

    Разгром и увядание левого терроризма непосредственно предшествовали краху мирового коммунизма. Распад коммунистического лагеря, отход Китая от идей Мао задали мироощущение, в котором леворадикальная идеология не работает. Исчезли большие коммунистические спонсоры терроризма. Зато (за счет переходных стран бывшего коммунистического лагеря) расширилось поле для терроризма. Сохраняется и растет арабо-мусульманский очаг терроризма. Кроме того, сохраняется традиционный сепаратистский терроризм в Европе, Индии, Шри-Ланке и других странах.

    В последние годы сложилась так называемая «дуга нестабильности», тянущаяся от Индонезии и Филиппин до Боснии и Албании. Одна из примет этой дуги – терроризм, направленный против носителей неисламской (европейской, христианской, иудаистской, индуистской) идентичности или носителей светских, секуляристских ценностей в традиционно исламских странах. Это позволяет таким крупным теоретикам международных отношений как Самуэл Хантингтон говорить о межцивилизационном противостоянии переживающего кризис модернизации исламского мира и динамичной цивилизации Запада.

    В 1990-х на территории распавшейся Югославии возник новый очаг терроризма. К его методам прибегали разные этнически и конфессионально маркированные силы. Это были албанцы, боснийцы, сербы, хорваты. В последнее время, по мере стабилизации политической ситуации, здесь наблюдается спад террористической активности. Однако, югославский терроризм жив. Политическое убийство премьер министра Сербии Зорана Джинжича (2003) потрясло всю страну.

    В 1990-х возник очаг терроризма на территории Алжира. В 1992 правящий светский режим отменил результаты выборов, на которых одержала победу фундаменталистская политическая организация – Исламский Фронт Спасения. Следствием этого стало развязывание волны терроризма. Власть ответила жесточайшими репрессиями. Практически в стране развернулась гражданская война. Террор власти и терроризм религиозных фанатиков привели к чудовищным по масштабам жертвам. Погибли десятки тысяч людей. Алжирский терроризм отличало широкое применение массового безадресного террора. Ситуация нормализовалась лишь к концу десятилетия.

    В Израиле напор терроризма нарастал в течение всех 1990-х. Здесь терроризм – очевидный инструмент политического давления на Израиль. Теракты происходят практически ежедневно. Сложилась патовая ситуация: Израиль не может уничтожить инфраструктуру и базу терроризма, а единый фронт антиизраильских сил (ООП, арабский терроризм, государства-спонсоры терроризма) не может уничтожить Израиль.

    Примета десятилетия – нескончаемая война в Афганистане. А также, войны в Чечне, Югославии. На этих площадках вызревают террористические организации, происходит профессионализация террористов, складывается интернациональное сообщество воинов Джихада. В Афганской войне вызрела организация Усамы бен Ладена «Аль Кайда». Это интернациональная организация исламских фундаменталистов, осуществляющая боевые операции по всему миру. Ударной силой Аль Кайды являются ветераны войны в Афганистане. Основная цель – ниспровержение светских режимов в исламских государствах и установление исламского порядка, основанного на шариате. Главный противник – США. В 1998 Бен Ладен объявил о создании международной организации «Исламский мировой фронт для джихада против евреев и крестоносцев», в который, наряду с Аль Кайдой, вошли алжирские, пакистанские, афганские, кашмирские и др. террористические организации. Координируя свои действия, эти организации оперируют практически на всем пространстве исламского мира (в Афганистане, Алжире, Чечне, Эритрее, Косово, Пакистане, Сомали, Таджикистане, Йемене).

    Взрыв торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 стал еще одной вехой в истории терроризма. Приметы наступившего этапа – создание международной антитеррористической коалиции под руководством США, объявление терроризма ведущей опасностью для мировой цивилизации и возведение задачи изживания терроризма в ранг первоочередных проблем мирового сообщества. РФ, испытавшая на себе заметные удары терроризма, вошла в антитеррористическую коалицию. Крушение режима талибов в Афганистане и изгнание из страны Аль Кайды не остановило террористической активности. Борьба продолжается.

    Идеология

    С разворачиванием терроризма внутри движения появляются свои идеологи и теоретики. Еще в 1840-х близкий немецким анархистам Вильгельм Вейтлинг (создатель одной из первых пролетарских организаций — «Союза справедливости») высказал идею непрерывной партизанской войны. Немецкий радикал, публицист Карл Гейнцен в статье Убийство объявил мораль относительным понятием и доказывал правомочность адресных убийств власть имущих. Французский анархист Брусс ввел для обоснования терроризма ставший популярным термин «пропаганда действием» (отсюда «прямое действие», «немедленное действие»). Анархо-террорист Мост, немец по происхождению, эмигрировавший в США в статье Советы террористам (1884) утверждал, что теракт – лучшее средство пропаганды. Каждый теракт находит подражателей и вызывает следующие теракты. Американская анархистка Эмма Гольдман представляла террористов мучениками подобными Христу, которые за свою веру платят своей кровью.

    Известен вклад в теорию терроризма русских анархистов и радикалов. Прежде всего, вспоминаются имена Бакунина, Нечаева (например, его Катехизис революционера). Однако, были и другие идеологи террора. К примеру, русский максималист Иван Павлов (брошюра Очистка человечества, 1907) развивал теорию, согласно которой человечество делится на этические расы. Эксплуататоры и угнетатели передают «злобу, жестокость, жадность и ненасытность» по наследству. А потому, для спасения человечества, раса морально разложившихся звероподобных дегенератов должна быть уничтожена.

    Свой вклад в идеологию терроризма внесли идеологи фашизма – Примо де Ривьера, Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс, Отто Штрассер, Бенито Муссолини. В 1960–1970-х получил известность теоретик городской герильи бразилец Хуан Карлос Маригелла, автор классического труда Мини-учебник городской герильи. Над теорией терроризма работали лидеры западно-германской лево-радикальной группы Баадер-Майнхоф (например, Концепция городской герильи и Городская герилья и классовая борьба Ульрики Майнхоф). В конце 1990-е в среде исламских фундаменталистов сложились менее доступные нам идеологические конструкции теоретиков исламского терроризма, отрабатывающие концепцию джихада. В этой системе представлений терроризм осмысливается как элемент священной войны с неверными.

    Говоря об идейном багаже террористов, надо заметить, что сепаратистские и национально-освободительные движения, прибегающие к тактике терроризма, ставят перед собой локальные цели. Здесь террор – средство достижения результата, которое (как показывают примеры Польши или Израиля), снимается с решением поставленной задачи. По иному видят перспективу террористы, вдохновленные тоталитарными идеологиями и фундаменталистскими прочтениями религиозных доктрин – анархисты, радикалы-коммунисты, фашисты, исламские фундаменталисты. Для них террор выступает как пролог освободительной мировой войны. Терроризм понимается как камень, падение которого стронет с места лавину. Народы поднимутся на борьбу с империалистами, плутократами, неверными и сметут ненавистную власть сил мирового Зла. Здесь отчетливо раскрывается связь идеологического терроризма с манихейским мироощущением.

    Следует отметить, что исламский религиозный фанатизм далеко не единственный источник современного религиозного терроризма. К методам терроризма прибегают религиозные фанатики индуисты или фанатики иудаисты. К терроризму пришла религиозная секта «Аум синрике», христианский фанатик – американец Тимоти Маквей.

    Этика терроризма

    Проблема этики возникает в террористическом движении с самого начала. Ко времени возникновения терроризма (начало 19 в.) существовал этический кодекс тираноборчества, согласно которому, деспот должен быть поражен кинжалом, а убийца не пытается скрыться с места преступления.

    Среди основных проблем этики терроризма – проблема оправдания террора и проблема критериев допустимости терактов, как средства политической борьбы. Теоретики и идеологи терроризма исходили из доставшейся им в наследство тираноборческой установки. Они начинали с того, что террор допустим в обществах с тираническим режимом, не дававших своим гражданам возможностей легальными способами (в рамках парламентского процесса и демократических процедур) бороться за утверждение своих идеалов и переустройство общества. Логика исторической эволюции терроризма вела идеологов движения к тому, что все и любые правительства, и авторитарные, и демократические объявлялись сатрапами и кровавыми диктатурами. Утверждается принцип революционной необходимости, согласно которому все средства хороши, если они служит делу свержения «антинародного режима».

    Не менее существенна проблема случайных жертв терактов. Практика терроризма начиналась со стремления избегать и минимизировать случайные жертвы. Однако логика террористической борьбы двигала боевиков ко все большим жертвам. Соответственно, идеологи терроризма стали развивать тезис о допустимости и оправданности любых, в том числе и случайных жертв. Последние объявляются «буржуями» («неверными», «инородцами») или их «прислужниками». Побеждает идея, что все, кто терпит эту власть, ответственны за нее. Они исправные налогоплательщики, с их согласия и на их деньги существует эта власть, они ее слуги и т.д. Есть и другой ответ – в гибели случайных жертв виновата власть, с которой борются террористы.

    Организационно-технологическая сторона терроризма

    Современный терроризм – сложная сфера деятельности. Организационно-техническая составляющая этой деятельности постоянно усложняется и совершенствуется. Теракт – лишь вершина айсберга, в основании которого деятельность, обеспечивающая теракты. К этой сфере относятся: планирование, информационное обеспечение, координация с другими политическими факторами, финансовое и техническое обеспечение, подготовка кадров, разведка и контрразведка, политическое и финансовое использование терактов и т.д.

    Терроризм – сложное и ресурсоемкое предприятие. С другой стороны, терроризм приносит большие дивиденды. Активизация террористов может оказаться значимым фактором в решении вопроса о выборе того или иного маршрута газопровода. Террористы могут перенаправить потоки международных туристов. Там, где экономические интересы исчисляются в миллиардах долларов, легко найти миллионы на финансирование террористов. Кроме этого, терроризм постоянно финансируют по идеологическим и политическим соображениям.

    По мере превращения терроризма в индустрию, подготовка террористов превращается в сложную сферу деятельности. Она включает в себя отбор, идеологическую и психологическую подготовку, сложное и многостороннее профессиональное обучение. Система подготовки кадров близка к системе подготовки сотрудников спецслужб, агентуры и диверсантов. Особых усилий требует подготовка террористов-смертников. В современном терроризме наблюдается две стратегии. Одна, исходит из установки на массовый терроризм и обрушивает на голову противника массив наскоро обученных боевиков (эта тактика реализуется в Израиле). Вторая ориентируется на подготовку немногих специалистов экстра класса.

    Финансовые источники терроризма

    Терроризм как стабильное явление невозможен без фанатизма, но он зиждется еще и на «хозрасчете». Для организации действий боевиков и на их «раскрутку» в СМИ нужны крупные финансовые затраты. Казалось бы, откуда они могут взяться у заведомых аутсайдеров? На самом же деле у современного терроризма есть три источника и три составные части.

    Традиционный источник помощи для террористов – это помощь каких-либо стран, использующих террористов в качестве инструментов для достижения своих целей, которые самим террористам могут быть и совершенно чуждыми. Ранее оказанием помощи «идеологически близким» террористам не гнушались и великие державы, но в современном мире это не единственный источник. Как отмечали в 2000 авторы «Доклада Совета национальной безопасности США», часть террористических организаций получают помощь от таких государств как Иран, Ирак, Сирия, Ливия, Судан, Северная Корея и Куба. Что касается Северной Кореи и Кубы, то их спонсорские возможности по отношению к «левым» террористам весьма малы и отнюдь не бесспорны. Все остальные страны-изгои относятся к миру ислама и, соответственно, поддерживают связи лишь с исламскими экстремистами и палестинскими группировками.

    Более важный источник финансирования террористов – это спонсорство частных лиц через посредничество разного рода землячеств, обществ гуманитарной помощи, религиозных организаций и т.д. Дело в том, что хотя многие в «третьем мире» яростно отвергают ценности западного мира, это не мешает им осваивать «западный» капитализм и наживать капитал. Знаковой фигурой в этом отношении является Усама бен Ладен, миллионер из Саудовской Аравии, начинавший как спонсор афганских моджахедов, а затем и сам вставший в их ряды. Впрочем, арабский миллионер-террорист – это не совсем типичная фигура. Гораздо больше тех, кто щедро жертвует на «дело ислама», но отнюдь не горит желанием лично браться за автомат. В результате возникает парадоксальная картина: Саудовская Аравия – надежный союзник США, но многие ее граждане спонсируют антиамериканский терроризм и лично участвуют в терактах в Америке. Известно также, что ирландские боевики получали активную помощь от ирландских землячеств США (примерно 20% доходов Временной ИРА), хотя официальный Вашингтон всегда категорически осуждал террористов-католиков Ольстера. Этот источник подпитывает религиозные и националистические террористические группировки.

    В современном мире, однако, терроризм все менее нуждается в финансовой помощи извне и все более переходит на самоснабжение. Речь идет о втягивании террористических организаций в бурно растущие международные криминальные промыслы – наркобизнес, нелегальная миграция, контрабанда ценных ископаемых и т.д. Чтобы «отмывать» криминальные доходы, террористические организации, подобно организованным преступным синдикатам, создают прикрытия в виде вполне легальных бензоколонок, супермаркетов, транспортных и прочих компаний. В результате подобной коммерциализации терроризм приобретает черты мафии, и борьба «за идею» частично вытесняется борьбой за «длинный доллар». С подобным мафиозным терроризмом бороться труднее, чем с мафией или с обычным терроризмом: он более воинственен и кровожаден, чем традиционная мафия, и более богат, чем терроризм традиционного типа. Если с «идейными» террористами можно искать и находить какие-то компромиссы, то с мафиозными террористами они принципиально невозможны. Мафиозизацией сейчас затронуты в той или иной степени практически все разновидности терроризма.

    Региональные модели экономики терроризма (на примере Колумбии)

    По аналогии с региональными моделями экономики можно выделить и региональные модели экономики терроризма – латиноамериканскую, африканскую, западноевропейскую, ближневосточную и т.д. Охарактеризуем в качестве примера латиноамериканский терроризм на примере Колумбии.

    Современная Колумбия стала душевной болью и для «левых», и для «правых»: первым стыдно за то, во что выродились наследники Че Гевары, вторым – за то, какие методы вынуждены применять в борьбе с «геваристами».

    В Колумбии действуют две основные повстанческие организации: «Революционные вооруженные силы Колумбии» (РВСК) и «Национальная армия освобождения» (НАО). Их ряды насчитывают около 20 тыс. бойцов, что примерно соответствует численности профессионального контингента колумбийской армии. Повстанцы контролируют около трети территории страны (в основном сельские районы). Помимо регулярной армии и партизан в стране действуют частные «эскадроны смерти» и наркокартели. Страна превратилась в арену вялотекущей гражданской войны, где все воюют со всеми. Ежегодно в Колумбии гибнет несколько тысяч человек, причем 2/3 из них – гражданское население.

    Доходы повстанцев Колумбии достигают 600 млн. долл. в год (около 1,5 млн. в день), что ставит их в один ряд с крупнейшими национальными корпорациями.

    С начала 1980-х партизаны систематически собирают «дань» с наиболее процветающих сфер экономики Колумбии. Сейчас едва ли не все экономические субъекты выплачивают повстанцам-рэкетирам определенные налоги за безопасность своей деятельности. Отказ платить может закончиться похищением бизнесмена или членов его семьи. Впрочем, похищения, которым подвергаются ежегодно сотни людей, не обязательно связаны с неуплатой налогов, это еще и самостоятельный источник доходов. Кроме этого, повстанцы обогащаются за счет контроля за выращиванием, производством и переправкой наркотиков – кокаина и героина. На «освобожденных» территориях наркоторговцы открыто занимаются своим бизнесом, выплачивая «революционерам» налоги за покровительство.

    Сегодня на Колумбию приходится около половины всех похищений людей в мире. Число похищений с середины 1990-х устойчиво растет, и в 2000 в Колумбии был отмечен «рекорд» – 3706 официально зарегистрированных случаев (см. рис. 2). Это означает, что ежедневно в среднем похищают 8 человек.

    Если в других странах террористы похищают людей в целях борьбы с государством, то для колумбийских революционеров это самостоятельный источник дохода. Для РВСК похищения людей – третий по значению источник дохода после контроля над наркотиками и вымогательства, а для НАО – второй после вымогательства. От индивидуальных похищений партизаны стали переходить к массовым. Так, 30 мая 1999 партизанами из НАО в одной из церквей Кали было захвачено сразу 150 человек.

    Колумбийский пример, когда террористические организации образуют «государство в государстве», исключителен, но не так уж уникален. По некоторым данным, ФАТХ имеет годовой бюджет в 7–8 млрд. долл., что вдвое больше, чем ВНП Иордании. Впрочем, большинство других террористических организаций имеют более скромные доходы: так, на конец 1990-х бюджет Временной ИРА оценивали в 3,5 млн. долл. в год, «Тигров освобождения Тамил Элама» – 82 млн.

    Международный терроризм

    Формирование системы международного терроризма связано с процессами глобализации. Процессы консолидации и объединения переживают любые структуры, оперирующие по всему земному шару. Наряду с базовыми, конструктивными, консолидируются и «теневые» – деструктивные и паразитарные структуры. Организованная преступность охватывает весь мир (функциональная сфера оргпреступности – наркотики, проституция, торговля оружием, заказные убийства, отмывание денег и другие запрещенные законом услуги). Особенность современных теневых структур в глубоко зашедшем срастании их с государством. Преступность проникает в госструкуры через коррупцию и спецслужбы. Коррупция сращивает преступные организации с чиновниками и ставит государство на службу преступности. В таком срастании – сила и опора преступности.

    Международный терроризм – существенный элемент международного преступного сообщества. Как и преступное сообщество, международный терроризм силен срастанием с государством. Разница состоит в том, что союз террористов и государства обеспечивается не коррупцией, а сознательным политическим выбором правящих режимов государств-спонсоров терроризма.

    Противостояние государства и отдельной террористической организации развивается по определенному сценарию. Во второй половине 20 в. между возникновением активной террористической организации и ее разгромом в среднем проходит 3–5 лет. Иными словами, террористическая организация сама по себе, всегда проигрывает государству. Если же за спиной этой организации стоит «освобожденный район» неподконтрольный власти и управляемый антиправительственными повстанцами, или другое государство, то террористическая активность может продолжаться практически бесконечно.

    Обычно новая террористическая организация неизбежно пронизывается агентурой спецслужб. Боевиков арестовывают или уничтожают в ходе спецопераций. Средний срок активной деятельности террориста составляет три года. Далее он либо погибает, либо попадает в тюрьму. Необходимы значительные организационно-технические и финансовые ресурсы для постоянного воспроизводства разрушаемой структуры терроризма. Необходимы базы, инструкторы, оружие и другое оборудование, каналы внедрения, фальшивые документы, данные разведки и т.д. Одним словом, эффективная террористическая деятельность требует сегодня полновесной поддержки государства-спонсора.

    Заметим, что одно государство не может содержать всю систему международного терроризма. Для воспроизводства системы международного терроризма необходима коалиция нескольких государств (охватывающих разные континенты, представляющих разные расы и цивилизации). Такая коалиция сложилась во второй половине 20 в. Тактический союз спонсоров терроризма из стран социализма и авторитарных режимов арабского мира обеспечил разворачивание глобального наступления терроризма в 1960–1970-х.

    К настоящему времени палитра государств-спонсоров терроризма уменьшилась в объеме и существенно изменилась. После 11 сентября 2001 возникли реальные предпосылки формирования глобальной антитеррористической коалиции. На наших глазах происходит утверждение нормы международных отношений, согласно которой доказанное спонсорство терроризма оказывается достаточным основанием для силовых акций против страны-спонсора, вплоть до свержения правящего режима. Разрушение связки терроризм-государство призвано решить проблему международного терроризма. Лишенные ресурсов государства и поддержки спецсужб, террористы не смогут продолжать свою деятельность в прежнем объеме. Одиночные теракты, по-видимому, неустранимы. Что же касается организованного терроризма, то без поддержки извне он возможен лишь как одна из форм гражданской войны (герильи), как предвестник разворачивающейся революции. Иными словами, в том случае, когда за террористами стоит значительная часть населения.

    Можно заметить, что история изживания работорговли разворачивалась аналогичным образом. Вначале, работорговля была запрещена как международная практика. Лидеры мирового сообщества (в данном случае, Великобритания) навязали правителям традиционных обществ Востока запрет на работорговлю. Лишившись поддержки государства и статуса легальной деятельности, работорговля была задушена полицейскими мерами.

    Терроризм в контексте всеобщей истории

    Терроризм – одна из форм проявления социального конфликта. Он возник тогда, когда сложились необходимые для этого предпосылки, и стал существенным фактором истории человечества. В ряду других (как радикалистских, так и нерадикалистских) форм обратной связи общества и власти, имущих и неимущих, доминирующих сил и меньшинств, как яркое средство протеста против нетерпимого положения вещей, терроризм сыграл свою роль в эволюции европейский культуры. Распад традиционных и колониальных империй, становление системы национальных государств, утверждение прав меньшинств, создание эффективного социального государства, формирование демократических механизмов трансформации общества снимало основания для обращения людей к крайним формам протеста против существующего положения вещей. Далее, развитие нравственного сознания, утверждение либеральных ценностей делает невозможным обращение к террору по моральным соображениям. Такова в общих чертах эволюция общества, задающая изживание терроризма в странах европейской культуры.

    В тех странах Азии или Латинской Америки (и частично на Балканах), где оперируют сегодня террористы, ситуация иная. В этих регионах терроризм не изжит исторически. Здесь внеправовое насилие считается в порядке вещей. Однако терроризм выплескивается и на пространства благополучного Запада

    Международный терроризм представляет собой механизм воздействия коалиции немодернизированных (вернее, частично модернизированных) традиционных обществ на мир либеральной цивилизации. Являясь источником общемировой динамики, западный мир дестабилизирует развивающиеся страны. В этом нет злого умысла со стороны Запада. Динамичные общества по своей природе эффективнее застойных и разлагают традиционный мир. Однако идеологи Традиции осмысливают эту закономерность мировой истории как заговор, направленный против традиционного мира. Представляют лидеров мировой динамики в образе «Дьявола», говорят о «крестоносцах», о «мировом владычестве масонов» и т.д. Силы, поддерживающие международный терроризм, стремятся дестабилизировать Запад, оторвать от него страны, недавно избравшие либеральный путь, изменить вектор исторического развития.

    Терроризм сегодня – эффективное средство воздействия, избранное коалицией наиболее радикальных антилиберальных сил. Эта коалиция находит себе союзников, как в самих обществах Запада, так и в постоянно растущей на Западе среде иммигрантов из Азии и Африки. Современный терроризм использует природу либерального общества, спекулируя на сущности либерального государства и ставит своей стратегической целью разрушение этого общества.

    Глубинный эффект терроризма – трансформация принципов либерализма. Террористы подталкивают объекты террора к отказу от либеральных ценностей, от гражданских прав и свобод. Толкают власть на путь тотального контроля, стремятся разрушить структуры гражданского общества. Терроризм легко победить его же собственным оружием. Государственный террор сметает структуры терроризма. Однако этот путь борьбы с терроризмом закрыт. Задача состоит в том, чтобы разрушить терроризм, не пожертвовав базовыми принципами либеральной цивилизации.

    Современный международный терроризм – очередной исторический вызов либеральной цивилизации. Все мы – не только свидетели, но и участники этой драмы.

    Игорь Григорьевич Яковенко, Юрий Латов

    Хронология терроризма с 1960-х по наши дни

    1968—1982 годы — «годы свинца» в Италии. Неофашисты и леворадикалысовершают десятки крупных террористических актов (взрывы, убийства, поджоги, похищения). Наиболее известные акции:

    взрыв на пьяцца Фонтана в Милане (декабрь 1969),

    взрыв железнодорожного экспресса в деревне Петеано (май 1972),

    взрыв на антифашистской демонстрации в городе Брешиа (май 1974),

    покушение на чилийского политэмигранта Бернардо Лейтона (октябрь 1975),

    убийство коммуниста Луиджи ди Роза (май 1976),

    убийство судьи Витторио Оккорсио (июль 1976),

    убийство трёх молодых неофашистов в Риме (январь 1978),

    расстрел группы коммунистов на римской площади Сан-Джованни (февраль 1978),

    похищение и убийство христианско-демократического лидера Альдо Моро (март-май 1978),

    убийство профсоюзного активиста Гвидо Росса (январь 1979),

    убийство юриста Антонио Леандри (декабрь 1979),

    взрыв железнодорожного вокзала в Болонье (август 1980),

    убийство капитана полиции Франческо Страуллы (октябрь 1981).

    1968, 23 июля — террористы захватывают самолёт «Боинг 707» израильской авиакомпании Эль-Аль, следовавший рейсом Рим — Тель-Авив, заставив экипаж совершить посадку в Алжире. Последние заложники были освобождены 1 сентября 1968 года. Теракт был организован Жоржем Хабашем (Народный Фронт Освобождения Палестины).

    1968, 26 декабря — палестинский боевик открывает огонь около терминала Эль-Аль в аэропорту города Афины. Погиб один пассажир.

    1969, 18 февраля — палестинские боевики открывают огонь по сотрудникам Эль-Аль в аэропорту города Цюрих. Погиб помощник пилота, ранено 5 пассажиров. Один из нападавших застрелен сотрудником служб безопасности компании.

    1972, 8 мая — Захват рейса Сабена 572. Четверо палестинских террористов из группировки Чёрный сентябрь захватывают самолёт «Боинг 707», следовавший рейсом Вена — Тель-Авив, бельгийской авиакомпании Сабена. Самолёт совершил посадку в Аэропорту Лод. 9 мая спецподразделение Сайерет Маткаль под командованием Эхуда Барака провело операцию по освобождению заложников. В ходе операции двое террористов были убиты, двое других — схвачены; погибла также одна заложница, ещё двое заложников и боец спецназа Биньямин Нетаньяху были ранены.

    1972, 30 мая — массовое побоище в аэропорту Лод (Израиль), совершённое боевиками японской организации «Ренго секигун» («Объединённая Красная армия»). Трое японских боевиков открывают огонь по пассажирам. 25 убитых, 72 раненых — в основном, паломники из Пуэрто-Рико. Двое террористов были застрелены, один схвачен.

    1972, 5 сентября — захват 11-и израильских спортсменов-олимпийцев в заложники во время Олимпийских игр в Мюнхене (ФРГ). Исполнители — члены палестинской организации «Чёрный сентябрь».

    1973, 27 января — Генеральный консул Турции в США Мехмет Байдур и консул в Лос-Анджелесе Бахадур Демир были убиты 78-летним армянином Гургеном Яникяном.

    1975, 24 января — Взрыв в Нью-Йорке, в историческом месте Fraunces Tavern. 4 человека погибли, более 50 ранены. Пуэрториканская националистическая группировка FALN взяла на себя ответственность за теракт.

    1975, 24 апреля — захват посольства ФРГ в Стокгольме. Осуществлён членами организации Фракция Красной Армии (РАФ, Rote Armee Fraction).

    1975, 21 декабря — захват штаб-квартиры ОПЕК в Вене (Австрия). Осуществлён членами организации Фракция Красной Армии.

    1976, 27 июня — Операция «Энтеббе» — угон израильского пассажирского самолёта в аэропорт Энтеббе (Уганда). Организаторы — Народный Фронт Освобождения Палестины и Фракция Красной Армии.

    1977, 8 января — серия террористических актов в Москве. В осуществлении были признаны виновными трое жителей Еревана Степанян, Багдасарян и Затикян. Все трое являлись членами нелегальной на тот момент националистической партии«Национальная объединённая партия Армении».

    1978 — захват рейсового израильского автобуса.

    1983, 15 июля — Взрыв в аэропорту Орли.

    1985, 7 октября — захват итальянского теплохода «Акилле Лауро». Осуществлён членами организации Народный Фронт Освобождения Палестины.

    1987 — Взрыв в супермаркете в Барселоне, Испания. Организатор — ЭТА.

    1988, 8 марта — попытка захвата самолёта Овечкиными для побега из СССР в Лондон. Погибло 9 человек: пять террористов, трое пассажиров и одна борт-проводница.

    1993, 26 февраля — взрыв в подземном гараже здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке (США). 6 человек погибло, 1040 ранено. Позже задержано шестеро человек, которые были осуждены за теракт.

    1993, 28 февраля — на станции «Лондон-бридж» метрополитена г. Лондона (Великобритания) сработало взрывное устройство. Ранения получили 29 человек. Ответственность за акцию взяла на себя Ирландская республиканская армия(ИРА).

    1993, 16 марта — захват посольства Никарагуа в Коста-Рике.

    1993, 23 марта — взрыв в торговом центре Уоррингтон (Великобритания). Организатор — Ирландская республиканская армия.

    1994, 11 марта — миномётный обстрел лондонского аэропорта «Хитроу» (Великобритания). Организатор — Ирландская Республиканская Армия.

    1994, 19 марта — в метрополитене г. Баку (Азербайджан) сработало взрывное устройство. Погибли 14 человек, ранения получили 49 человек.

    1994, 3 июля — в метрополитене г. Баку (Азербайджан) сработало взрывное устройство. Погибли 13 человек, ранения получили 42 человека.

    1994 — взрыв в израильском культурном центре в Аргентине. Осуществлён организацией «Исламский Джихад».

    1994, 15 декабря — в электропоезде метрополитена г. Нью-Йорка (США) сработало взрывное устройство. Пострадавших нет.

    1994, 21 декабря — в электропоезде метрополитена г. Нью-Йорка (США) сработало взрывное устройство. 50 человек получили ранения.

    1994, 24 декабря — захват французского аэробуса А-300 алжирскими террористами.

    1995, 20 марта — газовая атака в метро Токио (Япония). 10 террористов, разбившись на пары, распылили в воздухе 6 контейнеров с отравляющим газом зарин. Теракт организовала религиозная организация Аум Синрикё (руководитель — Сёко Асахара). 12 погибших, 5 тыс. пострадавших.

    1995,19 апреля — взрыв в административном здании Оклахома-Сити США, организатор американский нацист Тимоти Маквей. Погибло 168 человек, ранено более 680.

    1995, 14-20 июня — рейд Басаева на Будённовск (Россия), массовый захват заложников в здании больницы. Погибло более 200 человек.

    1995 — серия терактов в Париже, более 200 пострадавших. Исполнитель —Вооружённая исламская группа.

    1994, 28 октября — в метрополитене г. Баку (Азербайджан) произошел пожар, причиной которого, согласно одной из версий, был взрыв. Погибли 289 человек, травмы и ожоги получили не менее 300 человек.

    1996, 9-15 января — рейд Радуева на Кизляр (Россия). Захват больницы.

    1996, 11 июня — около 21:00 на перегоне между станциями «Тульская» и «Нагатинская» в вагоне поезда сработало самодельное взрывное устройство мощностью 400—500 г в тротиловом эквиваленте. Погибли 4 человека, 16 ранены.

    1996 — захват посольства Японии в Перу. Революционное движение имени Тупак Амару.

    1996, 3 декабря — на станции «Пор-Руаяль» метрополитена г. Парижа (Франция) сработало взрывное устройство. Погибли 3 человека, ранения получили 92 человека.

    1997, 28 июля — двое террористов-смертников подорвали себя на рынке Иерусалима. 15 человек погибло. Ответственность на себя взяла организацияХамас.

    1998, 7 августа — террористы-смертники организовали взрывы возле посольств США в Кении и Танзании. Погибло 225 человек, ранено более 4000.

    1999 — взрывы жилых домов в Москве.

    2001, 19 августа — взрыв в городе Астрахань. 8 человек погибли, более 30 получили ранение

    2001, 11 сентября — атака смертников на здания Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке и на Пентагон (США). Аль-Каида.

    2002, 10 января — взрыв в здании отделения Ассоциации Журналистов Индонезии в городе Лхоксумав (Индонезия). Никто не пострадал.

    2002, 4 апреля — взрыв в городе Амбон (Индонезия). 7 человек погибло. Более 50 ранено.

    2002, 12 мая — взрыв в городе Амбон (Индонезия). 1 человек погиб. 3 человека Ранены.

    2002, 12 июля — взрыв в городе Посо. 1 человек погиб 4 пострадали.

    2002, 5 сентября — взрыв в городе Амбон (Индонезия). 3 человека погибли. 8 человек ранены.

    2002, 12 октября — взрывы на острове Бали (Индонезия) у ночных клубов. 202 человека погибли. Более 300 ранены.

    2002 — захват театра Норд-Ост в Москве. Риядус-Салихин.

    2003, 5 июля — Террористка-смертница по имени Мариам Шарипова взорвала себя на рок-концерте «Крылья» на Тушинском аэродроме. 18 убитых.

    2003, 13 мая — атака террористов-смертников на квартал, где проживают иностранцы в Эр-Рияде (Саудовская Аравия). 50 убитых.

    2004, 6 февраля — произошёл мощный взрыв[источник не указан 674 дня] в вагоне поезда между станциями метро «Автозаводская» и «Павелецкая». Погибло 39 человек, ранено 120. В организации взрыва были обвинены чеченские сепаратисты.

    2004, 11 марта — серия взрывов в поездах на железнодорожных вокзалах «Аточа», «Эль-Посо» и «Санта Эухения» в Мадриде (Испания), 191 человек погиб, около 1500 ранено. Организатор — Аль-Каида.

    2004, 29-30 мая — драма с захватом и освобождением заложников в Хобаре (Саудовская Аравия).

    2004, 24 августа — взрыв двух российских пассажирских самолётов чеченскими террористками-смертницами. 87 убитых. Организатор — Риядус-Салихин.

    2004, 31 августа — террористка-смертница привела в действие взрывное устройство рядом со станцией метро «Рижская». 10 человек погибли, более 50 получили ранения. Организатор — Риядус-Салихин.

    2004 — захват школы в Беслане. Организатор — Риядус-Салихин.

    2005, 7 июля — серия взрывов в лондонском метро и городских автобусах, около 50 человек погибло, более 1000 ранено. Организатор — Аль-Каида.

    2007, 13 августа — подрыв поезда «Невский экспресс».

    2009, 27 ноября — подрыв поезда Невский экспресс под Угловкой

    2010, 29 марта — взрывы в Московском метро: станции «Лубянка» и «Парк Культуры». Ответственность за этот теракт взял на себя лидер «Кавказского эмирата» Доку Умаров.

    2010, 30 декабря,31 декабря — Серия взрывов в Нигерийских городах Джос и Абуджа.

    2011, 24 января — Взрыв в аэропорту «Домодедово».

    2011, 26 марта — Взрыв автобуса в Иерусалиме.

    2011, 11 апреля — Взрыв в Минском метро.

    2011, 22 июля — теракты в Норвегии

    2011, 26 августа — взрыв штаб-квартиры ООН в Абудже. Организатор — Боко харам.

    2011, 12 ноября — Теракт в городе Тараз, Казахстан

    2011, 13 декабря — Теракт в Льеже, Бельгия

    2011, 23 декабря — двойной теракт в Сирии.

    2011, 25 декабря — серия терактов в Нигерии. Организатор — Боко харам.

    2012, 27 апреля — серия терактов в Днепропетровске, Украина.

    2012, 18 июля — Теракт в Бургасе Болгария

    2013, 14 апреля — Теракт в Бостоне

    2013, 21 октября — Взрыв автобуса в Волгограде 

Ш

  • Шариа́т

    — совокупность правовых, канонически-традиционных, морально-этических и религиозных норм ислама, охватывающая значительную часть жизни мусульманина и провозглашаемая в исламе как «вечное и неизменное» Божественное установление; одна из конфессиональных форм религиозного права.

    Шариат опирается на Коран и сунну; включает элементы конституционного, гражданского, уголовного, административного, семейного и процессуального права, а также моральные, этические и поведенческие нормы (нормы вежливости) без сколь-либо подробного разделения.

    В настоящее время существует четыре суннитских направления (школы или мазхаба) шариата: Малики, Ханбали, Ханафи, Шафии. Ранее существовало ещё одно направление (школа или мазхаб) шариата — Захири.

    Степени предписаний

    В исламе существуют предписания и запреты, которые обязаны соблюдать все совершеннолетние дееспособные мусульмане. Эти предписания и запреты называются «Таклиф», а обязанных их исполнять называют «Мукаллаф».

    Предписания и запреты, исполняемые мукаллафами, имеют различную степень важности. Градация по степени важности предписаний и запретов называется «Аф’ааль-уль-Мукаллафин».

    «Аф’ааль-уль-Мукаллафин» состоит из восьми разделов:

    1 — Фард: обязательные, строго предписанные обязанности (за исполнение — награда, за неисполнение — наказание).

    2 — Ваджиб: обязанности, очень близкие к строго предписанным. Например, намаз «Витр» и «Праздничный намаз».

    3 — Сунна: желательные действия. Например: Сунны намазов и поста (за исполнение — награда, за неисполнение — нет наказания).

    4 — Мустахаб: действия, которые совершаются лишь изредка. К примеру, раздача милостыни (кроме закята) или дополнительный пост (за исполнение — награда, за неисполнение — нет наказания).

    5 — Мубах: нейтральные действия, за исполнение которых согласно предписаниям шариата нет как саваба (благости Аллаха), так за неисполнение нет и греха. Например, такие действия как: садиться, вставать, есть, пить.

    6 — Макрух танзихи: нежелательные действия, «уменьшающие благость Аллаха». По степени дозволенности занимает пограничное положение между халялем и харамом (за исполнение — нет наказания, за неисполнение — награда).

    7 — Муфсид: действия, нарушающие уже начатое религиозное либо иное важное действие. Такие действия как смех при намазе, приём пищи во время поста.

    8 — Харам: строго запрещённые действия. К примеру: убийство невинного человека; воровство; приём алкогольных напитков, употребление свинины; непокорность родителям или мужу.

    Согласно шариату, совершающих харам («недозволенное») ожидает строгое наказание и в этой жизни, и в жизни вечной (мучения в аду). Избегающие харама получат «благость Всевышнего Аллаха»; отрицающие недозволенное, с точки зрения шариата, автоматически переходят в разряд неверных.

    Примечание: Совершеннолетие, согласно шариату, у подростков наступает в момент, когда «они начинают отличать добро от зла», на практике это трактуется правосудием по-разному: в разное время, в зависимости от конституции организма. Мальчики достигают совершеннолетия в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет, а девочки — от девяти до пятнадцати лет при появлении и формировании вторичных половых признаков. Если до пятнадцатилетнего возраста у мальчика или девочки не появятся первые признаки действий мужских и женских гормонов, то, по мнению некоторых шариатских специалистов, с пятнадцати лет они считаются совершеннолетними вне зависимости от каких-либо признаков, но другие не согласны и считают, что мальчик или девочка считаются совершеннолетними только после полового созревания.

    Наказания, предусмотренные законами шариата (араб. ?????? — худуд)

    Основанные на тексте Корана:

    80 ударов плетью за недоказанное обвинение другого в прелюбодеянии. (24:4)

    100 ударов плетью за прелюбодеяние для женщины или мужчины (при обязательном присутствии верующих свидетелей). (24:2)

    Возмездие за предумышленное причинение инвалидности или увечий в равной мере (по принципу «око за око») (но жертва или семья инвалида имеют право отказаться от своего права). (5:45)

    Дийа (араб. ???? — вира?) — денежное возмещение за непредумышленное убийство. (4:92)

    Основанные на Хадисах:

    Отсечение руки за воровство (в случае кражи на сумму в четверть денария и более) (книга 10 «виды наказания», глава 3 из сборника Хадисов «Булуг аль-Марам мин Адиллат аль-Ахкам» («Достижение цели в уяснении священных текстов, на которые опирается мусульманское право»). Составитель: Ибн Хаджар Аль-‘Аскалани.

    Побиение камнями (раджм) за прелюбодеяние для замужней женщины или женатого мужчины (для этого обязательное наличие не менее четырёх свидетелей) (книга 10 «виды наказания», глава 1 из сборника Хадисов «Булуг аль-Марам мин Адиллат аль-Ахкам» («Достижение цели в уяснении священных текстов, на которые опирается мусульманское право»). Составитель: Ибн Хаджар Аль-‘Аскалани). Данное наказание некоторыми мусульманскими авторами осуждается как не соответствующее первоначальному шариату.

    80 ударов плетью за употребление опьяняющих и одурманивающих веществ. (книга 10 «виды наказания», глава 4 из сборника Хадисов «Булуг аль-Марам мин Адиллат аль-Ахкам» («Достижение цели в уяснении священных текстов, на которые опирается мусульманское право»). Составитель: Ибн Хаджар Аль-‘Аскалани).

    Смертная казнь за вероотступничество. Данное наказание некоторыми мусульманскими авторами осуждается как не соответствующее первоначальному шариату.

  • Шахид

    В исламе это понятие применяется, как в отношении свидетеля на суде, так и в отношении верующих, принявших мученическую смерть на войне против врагов, сражаясь во имя Аллаха, защищая свою веру, родину, честь, семью.Употребляется в смысле «мученик за веру».

    В XXI веке слово «шахид» получило массовое употребление в отношении исламистских террористов, особенно совершающих теракты-самоубийства.

    Мученичество за веру так или иначе характерно для всех монотеистических религий. И ислам, и христианство высоко чтят принявшего смерть за веру. Понятие (термин) «шахид» аналогичен определению «мученик» (англ. martyr — свидетель) в христианстве.

    Этимология

    Ан-Навави в книге «Кита?б аль-Маджм?‘» указал причины того, почему погибшие в бою называются шахидами (свидетелями):

    Сам Аллах свидетельствует, что они будут в раю;

    Ангелы свидетельствуют об их мученичестве, когда забирают их души;

    Их смерть на поле боя является явным свидетельством веры;

    Пролитая ими кровь является свидетельством их искренней веры в Аллаха;

    Они из числа тех, что будут свидетельствовать над общинами;

    Их душа будет свидетельствовать о рае (то есть увидит рай).

    Религиовед Александр Грицанов считает, что «Шахид — тот, кто познал и принял ислам, признал и свидетельствует истинность единого Бога, верует в потусторонний мир и вечность, в связи с чем легко освобождается от земных привязанностей, не боится смерти и участием в джихаде принимает шахаду».

    Леонид Китаев-Смык, военный психолог и старший научный сотрудник Российского института культурологии даёт такое определение: «Шахид — это свидетель своей приверженности вере. И он свидетельствует приверженности вере своим поступком, вплоть до того, что он „отдает свою жизнь“».

    Джабраил Гакаев, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИЭА РАН, также добавляет: «Он свидетельствует перед Богом о своей способности нести себя в жертву во имя этой идеи, идеи так называемого джихада».

    Религиовед Александр Грицанов пишет: «Согласно мусульманству, шахид утверждает свою веру собственной смертью в войне против неверных. Ему гарантирован рай, куда он попадает, минуя испытания в могиле и в мусульманском чистилище, поэтому он не нуждается в омовении перед погребением. Ш. прощаются все земные грехи, в раю он получит высокое положение, вблизи трона Аллаха».

    Другие значения

    В более широком смысле шахидами являются все люди, которые погибли за правое дело, во имя Аллаха. В хадисах «шахидами» называют людей, погибших от рук преступников при самообороне, умерших от различных эпидемий и т. д. С течением времени понятие истолковалось шире и к шахидам стали относится все невинные умершие насильственной смертью: убитые людьми и животными, погибшие во время стихийных бедствий, эпидемий, утонувшие, отравленные, скончавшиеся во время хаджа и т. д.

    Согласно сайт Ислам.ру, словом «шахид» традиционно называют:

    погибшего в справедливой войне с агрессорами и оккупантами (колонизаторами), защищая ислам и свободу соблюдения мусульманами своей религии;

    людей, погибших от рук бандитов при самообороне, защите семьи или имущества, отстаивании своей веры, умерших от различных эпидемий и даже влюблённых, умерших, сохранив свою честь;

    умерших от мучительных болезней, утопленников, женщин, умерших во время беременности и после родов.

    Кроме того, этот термин употребляется в юридической практике по отношению к свидетелям преступления, при заключении брака и т. д.

    Религиовед Александр Грицанов отмечает, что современные теоретики шиитского течения считают, что «шиитская община живет в состоянии постоянной шахады» и «чтя и поминая шахидов, она готовит новых шахидов и тем самым передает шахаду будущим поколениям».

    Термин «шахид» и терроризм

    Термин «шахид» употребляют также террористические группировки исламистского толка. Как правило, «шахидами» называют террористов-смертников. Распространённой среди исламистских террористов является практика самоподрывов с использованием т. н. «пояса шахида» — начинённого взрывчаткой пояса, который прячут под одеждой и приводят в действие в местах больших скоплений людей.

    Исламистские организации Палестины называют шахидами террористов-смертников, ведущих борьбу против Израиля. Батальоном шахидов называли вооружённое формирование Шамиля Басаева. Шахидами назвали террористов, совершивших нападение 11 сентября 2001 года на Всемирный торговый центр.

    Роберт Спенсер (англ.), директор сайта Jihad Watch (англ.) пишет, что «согласно Махмуду аз-Захару из ХАМАСа, на раздавшийся в 2002 году в Александрийском университете в Египте призыв стать „мучеником за веру“ откликнулись сразу две тысячи студентов».

Э

  • Экстремизм

    — как специфическая линия в политике означает приверженность политических течений, находящихся на крайне левых или крайне правых политических позициях, радикальным взглядам и таким же крайним методам их реализации, отрицающим компромиссы, договоренности с политическими противниками и стремящимся добиться поставленных целей любыми средствами.

    В научных исследованиях отмечается, что под экстремизмом зачастую понимаются разнородные явления: от разнообразных форм классовой и освободительной борьбы, сопровождающейся применением насилия, до преступлений, совершаемых полууголовными элементами, наемными агентами и провокаторами.

    Идеологию экстремизма можно охарактеризовать как комплекс радикальных идейных установок и теоретических воззрений (крайне левых, крайне правых, национал-экстремистских, сепаратистских, великодержавных, религиозных, социально-экономических и духовно-психологических), выступающих теоретическим обоснованием применения насилия в различной форме на нелигитимной основе для достижения преимущественно политических целей.

    В связи с многообразием толкования некоторые исследователи предлагают рассматривать понятие экстремизм в самом широком смысле как социально-политическое явление, включающее систему организаций, идеологических положений и установок, а также практических действий общественных групп, политических партий и движений, отдельных граждан, направленных на использование насилия или угрозы его применения по отношению к органам государственной власти, обществу в целом, международным и национальным организациям с целью изменения существующего государственного строя, разжигания национальной и социальной вражды.

    Международно-правовое определение

    Резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы, принятая в 2003 г., содержит следующее определение: «экстремизм представляет собой форму политической деятельности, явно или исподволь отрицающую принципы парламентской демократии и основанную на идеологии и практике нетерпимости, отчуждения, ксенофобии, антисемитизма и ультра-национализма».

    «Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» от 15 июня 2001 г. даёт следующее определение понятия «экстремизм» (п. 3 ч. 1 ст. 1):экстремизм — какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон.

    Данную Шанхайскую конвенцию подписали: Республика Казахстан, Китайская Народная Республика, Кыргызская Республика, Российская Федерация, Республика Таджикистан и Республика Узбекистан.

    Из многочисленных форм экстремизма с точки зрения целей и мотивов насильственных проявлений, их идеологической платформы в научной литературе особо выделяют:

    В религиозной сфере — религиозный экстремизм, который проявляется в крайней нетерпимости к представителям различных конфессий либо противоборстве внутри одной конфессии (внутриконфессиональный и межконфессиональный экстремизм) и зачастую используется в политических целях, в борьбе религиозных организаций против светского государства или за утверждение власти представителей одной из конфессий.Современный религиозный экстремизм неотделим от терроризма, который является одним из крайних выражений экстремистской деятельности. В последние десятилетия религиозный экстремизм все чаще обращается к организованному и религиозно-обоснованному использованию террористических актов как к средству достижения своих целей. Многочисленные факты такого рода наблюдались в Чечне, Узбекистане, Югославии, Ольстере, на Ближнем Востоке;

    В сфере политических отношений — политический экстремизм означает незаконную деятельность политических партий и движений, а также должностных лиц и рядовых граждан, направленную на насильственное изменение существующего государственного строя, уничтожение существующих государственных структур и установление диктатуры тоталитарного порядка, разжигание национальной и социальной вражды;

    В сфере межнациональных отношений — националистический экстремизмвыражается в утверждении превосходства и исключительности определенной нации или расы и направлен на разжигание национальной нетерпимости, дискриминацию в отношении представителей иных народов;

    В сфере экономических отношений — экономический экстремизм направлен на устранение конкуренции в предпринимательской деятельности путем криминальных насильственных действий преступных групп, оказания давления, устрашения, бандитских нападений на конкурентов;

    Экстремизм в области культуры ориентирован на изоляционизм, отвержение достижений других культур и проявляется в пропаганде насилия, жестокости, уничтожении исторических памятников, являющихся национальным достоянием и других крайних действиях;

    Экстремизм в области экологических отношений выступает против эффективной государственной природоохранительной политики и научно-технического прогресса;

    Технологический экстремизм направлен на использование или угрозу использования ядерного, химического или бактериологического оружия, радиоактивных и высокотоксичных химических и биологических веществ, а также захват ядерных или иных промышленных объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, ради достижения политических целей и др.

    Росту экстремизма обычно способствуют: социально-экономические кризисы, резкое падение жизненного уровня основной массы населения, тоталитарный политический режим с подавлением властями оппозиции, преследованием инакомыслия.В таких ситуациях крайние меры могут стать для некоторых лиц и организаций единственной возможностью реально повлиять на ситуацию, особенно если складывается революционная ситуация или государство охвачено длительной гражданской войной — можно говорить о «вынужденном экстремизме».